Нужен ли закон об охране Ладожского и Онежского озер?

22.10.2019, 13:06   |   Новые статьи   |   Автор: ФИЛАТОВ Николай Николаевич

УДК 34:502.7

Ладога и Онего - стратегически важные водные объекты многоцелевого использования в экономике для питьевого водоснабжения Санкт-Петербурга, городов и населенных пунктов Ленинградской и Вологодской областей, Республики Карелия. Озера - важные объекты энергетики (Онежское озеро с 50-х годов ХХ века имеет зарегулированный режим Верхне-Свирской ГЭС), водного транспорта как части Беломорско-Балтийской и Волго-Балтийской водных систем. В статье рассматриваются особенности правовой охраны уникальных водных объектов в России и за рубежом.

Ключевые слова: Ладога, Онего, стратегически важные водные объекты, правовая охрана уникальных водных объектов, антропогенная нагрузка, ассимиляционный потенциал природной среды.

Всего 60 лет назад Ладожское и Онежское озера по трофическому статусу относились к олиготрофным и ультраолиготрофным (Ладога, 2013; Онежское озер, 1999), озера имели очень низкую минерализацию: Ладожское - порядка 60 мг/л, а Онежское - около 30 мг/л. В 1960-1990 гг. на этих крупнейших озерах Европы отмечался процесс интенсивного антропогенного эвтрофирования, загрязненения вод, деградация экосистем из-за поступления в озера загрязняющих и биогенных веществ при развитии промышленности и сельского хозяйства, как на берегах озер, так и на их водосборах.

Так, на водосборе Ладожского озера в конце ХХ века функционировало около 600 промышленных предприятий. В годы интенсивного развития промышленности и сельского хозяйства в Ладожском озере концентрация общего фосфора увеличилась в среднем по озеру более чем в два раза до 27 мкг/л по сравнению с 10 мкг/л в 1960 году, а концентрация общего азота возросла всего с 450 мкг/л с до 660 мкг/л (Ладога, 2013), прозрачность воды по диску Секки уменьшилась в среднем с 3,5 м до 2,2. м, в озерах резко сократилась численность рыб, в особенности, таких как лосось, форель, палия, сиг, судак и др.

Качество вод озер Ладога и Онего в значительной степени определяет состояние вод Финского залива Балтийского моря. Водосбор Ладожского озера расположен на территории трех стран: России (80%), Финляндии (19,9%), Белоруссии (0,1%) (рис. 1).

В пределах РФ этот водосбор озера включает семь субъектов РФ: Республику Карелия, Ленинградскую, Новгородскую, Псковскую, Тверскую, Вологодскую и Архангельскую области (Алхименко и др., 2007). При этом акватория Ладожского озера входит в пределы Ленинградской области и Республики Карелия, а Онежское озеро расположено в Карелии, Ленинградской и Вологодской областях, что значительно осложняет управление ресурсами, контроль за состоянием озер, проведение водоохранных мероприятий. Важным является то, что Ладожское и Онежское озера связаны рекой Свирь, и представляют собой единую систему, как и Великие американские озера.

Как отмечается в работах (Алхименко, 2007; Ладога, 2013), «состояние озера и окружающей среды вокруг Ладоги является ключевым фактором, влияющим на вектор развития и качество жизни нескольких миллионов человек, проживающих на территории около 260 тыс. км2, представляющей собой водосборный бассейн озера, расположенный на большей части северо-запада России».

Негативные изменения экосистем озер, выявленные в результате исследований Института озероведения АН СССР, потребовали еще в 70-90-х гоах ХХ века срочного вмешательства государства в улучшение качества вод. Природоохранные меры, направленные на оздоровление экологического состояния ладожского бассейна последовали в результате принятия специального постановления Совета Министров СССР в 1984 г. № 1212 «О дополнительных мерах по обеспечению охраны и рационального использования водных и других природных ресурсов бассейна озер Ладожского, Онего и Ильмень. В результате на Ладоге были закрыты Приозерский ЦБК и аналогичное предприятие в Харлу (Карелия), построена установка по биологической очистке стоков и перенесен выпуск сточных вод в Питкяранте, изменена технология подготовки сырья на Волховском алюминиевом заводе (ВАЗ), что позволило прекратить поступление в озеро больших количеств фосфора, сбрасывавшегося ранее в составе сточных вод.

После распада СССР в начале 90-х годов ХХ века произошло резкое уменьшение экономической деятельности на водосборах Ладожского и Онежского озер, а также Белого моря. Наблюдалось существенное уменьшение биогенной нагрузки и сброса вод от точечных и распределенных источников. Например, поступление фосфора в Ладожское озеро в 2000 годах уменьшилось почти в три раза: с 6-7 до 2 тыс. тонн в год. В результате этого заметно повысилось качество вод, началось постепенное восстановление трофического статуса водоемов (Ладога, 2013, Крупнейшие озера-водохранилища.., 2015).

Процессы изменения экосистем Ладожского, Онежского озер развивались на фоне заметного потепления климата с конца 80-х годов ХХ века до 2010 года, а затем, в 2012-2016 годах при так называемом процессе «замедления» потепления, что отмечается по данным экспериментальных измерений, как в глобальном масштабе, так и по данным измерений на водосборах озер и указанных водоемов. Важно установить причины и вклад влияния антропогенных и климатических факторов в изменения экосистем. Несмотря на многочисленные попытки долгосрочных прогнозов изменений гидрологического режима, уровня воды озер Ладожского, Онежского, Байкал, а также Великих американских озер с использованием ансамбля моделей общей циркуляции океана и атмосферы, большим объемом натурных наблюдений, до сих пор отмечается большая неопределенность долгосрочного прогнозирования гидрологического их режима и экосистем озер. Эта неопределенность значительно затрудняет планирование экономической деятельности, принятие мер по адаптации к возможным региональным изменениям климата и экосистем, разработку мер по рациональному использованию и охране ресурсов водоемов.

Уменьшение антропогенной нагрузки на Ладожское и Онежское озера определялось в основном закрытием производств или существенным уменьшением выпускаемой продукции, а значительно реже модернизацией предприятий и перевода их на экологически толерантные технологии. До сих пор многие предприятия экономически выгодными для себя считают платить за выбросы в атмосферу и сбросы, а не за проведение модернизации производств, которые бы способствовали сохранению природной среды.

Несмотря на значительное уменьшение антропогенной нагрузки биогенными веществами, за последние 25 лет трофический статус Ладожского и Онежского озер не восстановился до олиготрофного (Петрова и др. 2011). Произошло это как из-за вовлечения в оборот накопленных биогенов в процессе разложения органического вещества водными грибами и активизации микробиологических процессов. Как отмечает Н.А. Петрова с соавторами (2011), «Резкое снижение поступления фосфора в озеро в 90-х годах ХХ века увеличило дисбаланс экосистемы….. в последние годы отмечается принципиально новый этап функционирования экосистем озера при преобладании деструкционных процессов над продукционными».

Рассматриваемые в работе водные экосистемы пережили период быстрых изменений и вступили в новую фазу некоторой стабилизации внутриводоемных процессов в новых условиях, в особенности это касается Ладожского и Онежского озера.

Нерешенные проблемы долгосрочного прогнозирования гидрологического режима. По результатам исследования реакции экосистем Ладожского и Онежского озер было показано, что при существенном потеплении климата в регионе до 2°С экосистема меняется в основном под влиянием антропогенной нагрузки. Нерешенные проблемы долгосрочного прогнозирования гидрологического режима, экосистем озер, слабое использование систем поддержки принятия управленческих решений, основанных на соответствующих математических моделях, не позволяют оптимально решать задачи рационального использования ресурсов озер. Яркий тому пример - состояние управления ресурсами озера Байкал (Тулохонов и др., 2003).

Резкое ухудшение состояния природной среды, в том числе, водоемов, медленное их восстановление, которое требует значительных инвестиций, привели к необходимости экономически оценивать нагрузку на природную среду, создаваемую в результате хозяйственной деятельности, и, как следствие, потребовалось наряду с правовыми и административными методами использовать экономические методы регулирования. В работе (Руховец и др., 2012) показано, что «...одним из важнейших факторов сохранения биосферы и обеспечения ее устойчивости является ассимиляционный потенциал (АП) природной среды. АП природной среды - это ее самовосстановительная способность по отношению к поступлению в природную среду вещества и энергии в результате хозяйственной деятельности. Фактически АП является свойством экологических систем
«сопротивляться» внешним воздействиям. АП представляет собой особый вид природного ресурса и как ограниченный природный ресурс нуждается в экономической оценке».

Иначе говоря, количественные оценки АП представляют собой границы допустимой антропогенной нагрузки, позволяющей сохранять озеро в олиготрофном состоянии. Для получения допустимых значений антропогенной нагрузки на Ладожское и Онежское озера были использованы модели гидротермодинамики и модели экосистем озер, разработанных в Санкт-Петербургском экономико-математическом институте РАН (Астраханцев и др., 2003; Руховец и др. 2012). По данным моделирования и экспериментальных работ ИНОЗ РАН И ИВПС КарНЦ РАН был оценен АП и показано, что сброс фосфора для Ладожского озера должен быть порядка 2500 т Ptotal/год, а для Онежского озера АП по сбросу фосфора – 600-800 т Ptotal/год и по сбросу азота - 15000 т Ntotal/год (Ладога, 2013; Руховец, Филатов, 2014). Многолетние экспериментальные исследования П.А. Лозовиком - ИВПС КарНЦ РАН показали, что ассимиляционный потенциал озера может оцениваться такой же величиной (Крупнейшие озера-водохранилища, 2015). Специальным является вопрос о получении экономических оценок АП для озер, c помощью которых могут рассчитываться платежи за сбросы биогенов и загрязняющих веществ, рассмотрен в работах (Руховец и др. 2012).

Таким образом, по результатам исследований ИНОЗ РАН, ИВПС КарНЦ РАН, СПб ЭМИ РАН и других организаций было показано, что для сохранения ресурсов и восстановления экосистем Ладожского и Онежского озер имеющихся правовых и экономических механизмов недостаточно, поэтому в начале 2000 годов разрабатываются концепция и основы проекта закона об охране этих озер.

Концепция проекта закона об охране Ладожского озера была подготовлена ИНОЗ РАН в 2007 году (Алхименко и др., 2007), а в 2008 году вышла первая версия проекта закона об охране Ладожского озера (Румянцев и др., 2008). Проект закона «Об охране Ладожского озера» уже подготовлен и представлен в Государственную Думу, пройдя предварительное обсуждение на ряде конференций и совещаний. Этот проект рассматривался в комиссиях Госдумы РФ, но был направлен на доработку.

С учетом того, что водосбор Ладожского и Онежского озер включает три государства, семь субъектов РФ, закон по охране озер должен быть основан на создании единой правовой базы, обязательной для всех субъектов федерации, расположенных в бассейне Ладожского озера с учетом международных обязательств. Учитывая то, что Ладожское и Онего озера представляют систему, было предложено разработать проект закона об охране Ладожского и Онежского озер.

При разработке законодательных мер по охране Ладожского и Онежского озер целесообразно обратить внимание на практику реализации закона по охране озера Байкал. Однако практическая реализация этого закона даже с использованием средств федеральной целевой программы (ФЦП) на его реализацию и поддержку оказалась непростой (Тулохонов и др., 2003). Как отмечал на заседании президиума РАН в 2014 году академик М.А. Грачев, действующая федеральная целевая программа «Об охране озера Байкал...» содержит множество мероприятий, не имеющих отношения к охране озера. Необходима экспертиза программы под эгидой РАН». И в результате в 2015 году управлять использованием ресурсов озера в условиях маловодного периода пришлось в нарушении принятого закона путем принятия специального постановления Правительства РФ. Происходит это из-за недостаточного научного обоснования принятого закона, отсутствия системы поддержки принятия управленческих решений, основанных на современных математических моделях, которые пока не разработаны для Байкала.

Этот пример указывает на необходимость тщательного научного обоснования разрабатываемых в настоящее время проектов закона об охране Ладожского и Онежского озер. Таким образом, для решения проблем рационального использования и охраны крупнейших водоемов, имеющих стратегическое значение для развития экономики страны, требуется комплекс мер экономического, законодательного характера, которые должны основываться на фундаментальных научных знаниях о состоянии экосистем прогнозировании их изменений. Для этого необходимо развитие экспериментальных натурных наблюдений, мониторинга и применение математических моделей, которые являются основой для разработки систем принятия управленческих решений с использование экономических мер.

Одной из важнейших задач сохранения водных ресурсов является создание интегрированных систем управления водопользованием, обеспечивающих информационную поддержку органов природоохраны (Данилов-Данильян, Хранович, 2010). Задача управления экосистемой озера для крупных озер, таких как Байкал, Ладога, Онега, при современном состоянии знаний об этих объектах управления и, особенно, их реакций на внешние воздействия еще далека от своего практического воплощения. Без надежного мониторинга, натурных экспериментов никакая, даже самая лучшая теория не способна обеспечить работоспособные рекомендации по управлению данной озерной экосистемой.

Необходимо отметить, что в последние 20-30 лет заметное влияние на экосистемы этих озер оказывали не только изменения климата и антропогенных воздействия, но и увеличение роли инородных видов-вселенцев.

Что же делать, чтобы улучшить качество вод озера, сохранить их для будущих поколений, рационально использовать их стратегические ресурсы? Может быть, достаточно тех
законодательных актов, которые уже имеются в РФ, например, Водного кодекса, рассчитанного для более чем 2,8 млн. озер и огромного числа рек? Сегодняшнее состояние, медленное восстановление экосистем Великих озер России (Байкал, Ладога и Онего) отчетливо демонстрирует, что этих документов явно недостаточно для восстановления и сохранения их уникальных водных экосистем.

По озеру Байкал был принят специальный закон, при этом отметим, что нагрузка на это озеро значительно меньше, чем на Ладогу и Онего, а объем вод Байкала примерно в 20 раз больше. На Байкале был расположен всего один ЦБК, который уже закрыт, а на берегах Ладоги и Онего расположено их несколько, большое влияние оказывают муниципальные стоки городов, многие из которых не имеют канализационных очистных сооружений (КОС).

Ладога и Онего - стратегически важные водные объекты многоцелевого использования. Они играют важную роль в экономике не только европейской части нашей страны, но в значительной степени определяют качество вод Финского залива Балтийского моря, представляют интерес в будущем для развития экономики других регионов не только нашей страны, но и других стран.

Для того чтобы улучшить качество воды, остановить эвтрофирование, восстановить экосистемы озер, необходимо разработать закон «Об охране Ладожского и Онежского озер» на строгой научной основе, с учетом опыта создания и реализации законов о Байкале и закона об о. Севан (Армения), регулирования отношений на Великих американских озерах, озерах Европа и др. стран.

Политика управления ресурсами крупных озер в мире, в том числе и Ладожским и Онежским, была рассмотрена в 2000 году в рамках проекта ТАСИС (Вильянен и др., 2000). Совместно специалистами России и Финляндии при участии ученых из Швеции, Канады, Германии был выполнен анализ существующего законодательства по проблемам управления ресурсами в бассейне Ладожского озера, а также крупнейших озер Северной Америки, Швеции, Швейцарии и Финляндии, Швейцарии, Германии (Филатов и др., 2000). Участники проекта из разных стран считали целесообразным признать особый статус и состояние Ладожского озера и его бассейна. Отмечалось, что требуется создать специальную координирующую организацию (государственный комитет).

Необходимо четкое распределение обязанностей между организациями, представляющими Российскую Федерацию и ее субъекты (а также международные организации, например «Комиссию по пограничным водам», Хелком), при осуществлении мер по охране и управлению Ладожским озером и его бассейном. Отмечалось, что координирующим органом по вопросам охраны и управления может быть уже существующая Невско-Ладожское бассейновое управление, а развитие связей разных организаций (исследовательских, принимающих решение) возможно через формирование специального совета, работающего на регулярной основе при уже существующей государственной структуре.

Опыт правовой охраны озер представлен в работе Д.О. Сивакова (2010). В этой работе рассматривается правовой режим озер как в России, так и за рубежом, при этом особое внимание уделяется крупным озерам и водохранилищам. Автор работы отмечает, что Водный кодекс РФ в рамках единого подхода к водному фонду России не рассматривает отдельно правовой режим озер. В этой работе говорится, что по отдельным озерам могут приниматься специальные законодательные акты и на региональном уровне. Например, были приняты законы Волгоградской области от 28 февраля 2000 года «Об охране озера Эльтон». В национальном праве стран Европы и Северной Америки также нет специального законодательства для охраны озер. Водное законодательство РФ предусматривает установление и выделение вокруг озер и других водотоков и водоемов водоохранных зон (включая их прибрежные защитные полосы). Однако на практике оказалось, что ограничения хозяйственной деятельности в пределах водоохранных зон и защитных полос были занижены не в пользу задач охраны природной среды.

Как отмечает Д.О. Сиваков, в Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года и плане мероприятий по реализации указанной стратегии предусматривается усиление мер по предотвращения загрязнения и истощения водных объектов. Особое внимание в законодательстве РФ и за рубежом уделяется повышению правовой охраны водных объектов как источников питьевого водоснабжения, а Ладожское и Онежское озера именно к таким объектам и относятся. В работе отмечается, что «…в соответствии со ст. 66 Водного кодекса РФ водные объекты (или их части), имеющие особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, могут быть признаны особо охраняемыми водными объектами»; а статус, режим особой охраны и границы, в пределах которых расположены названные водные объекты, устанавливаются в соответствии с законодательством об особо охраняемых природных территориях.

На этом основании в 1999 году был принят федеральный закон «Об охране озера Байкал». Д.О. Сиваков отмечает, что «к сожалению, как на правотворческом, так и на правоприменительном уровне пока не удалось обеспечить максимально эффективную охрану. Были закрыты ряд федеральных целевых программ, упразднена Межведомственная комиссия по вопросам охраны озера Байкал (функционировала в 1992-2000 годах)». Автор отмечает, что для преодоления отрицательных тенденций охраны озера и Байкальской природой территории нужен координационный орган и возобновление программного бюджетного финансирования.

Из зарубежного опыта Д.О. Сиваков отмечает положительный опыт принятого в 2001 году закона об озере Севан в Республике Армения, который проработан на высоком юридическом уровне и последовательно исполняется. Важным является то, что правительство Армении представляет в Национальное собрание этой страны ежегодный отчет о выполнении годовой программы как части отчета об исполнении государственного бюджета за очередной год. А экспертизу программ (отчетов), а также документов, разработанных уполномоченными органами для их осуществления, проводит специальное подразделение Национальной академии наук Республики Армения. Автором отмечается (Сиваков, 2010), что такой практики в РФ пока нет, например, для исполнения закона об охране о. Байкал. Академики М.А. Грачев и А.К. Тулохонов на основе многолетнего опыта реализации закона по охране о. Байкал и БПТ также считают, что именно РАН должна выполнять экспертизу мер по реализации закона.

Согласно современным научным данным значительные многолетние антропогенные воздействия привели к появлению негативных процессов, происходящих на Ладожском и Онежском озерах, обусловленных эвтрофированием водоема, а также загрязнением водной среды и донных отложений ксенобиотиками. В результате этих процессов в озере разрушаются природные биоценозы, нарушается стабильность водных экосистем, их природная способность к самоочищению, что в конечном итоге ведет к деградации экосистем и резкому ухудшению качества воды, что, в свою очередь, влияет на здоровье населения (Ладога, 2013). Восстановление экосистем озер после интенсивного загрязнения и эвтрофирования в 70-80 годах ХХ века, как показали исследования, идет слишком медленно, а антропогенное воздействие от хозяйственной деятельности превышает допустимые нагрузки. С оживлением экономики в регионе некоторая стабилизация экологической ситуации на озерах и его бассейне может быть легко нарушена. Поэтому проблема улучшения качества воды в озере продолжает оставаться актуальной.

На территории водосборного бассейна расположены многочисленные, в том числе экологически опасные отрасли хозяйства и производства, экономические объекты и сооружения, сбрасывающие в водоемы значительные объемы загрязненных сточных вод, которые частично (или непосредственно) поступают в Ладожское и Онежское озера.

Все это не позволяет восстановить состояние озер до необходимого уровня для обеспечения населения Санкт-Петербурга, Петрозаводска и других населенных пунктов на водосборе водой высокого качества, с учетом того, что эти озера являются важной частью водного пути в Арктику и Каспийское море, объектами энергетики, рекреации, биоресурсов, оказывают существенное влияние на экосистемы Финского залива Балтийского моря. Учитывая высокую заболеваемость населения на водосборе озер, с точки зрения экологической безопасности в ближайшие годы должны быть, решены стратегические задачи обеспечения населения Севера ЕТР РФ здоровой питьевой водой высокого качества.

Требуется дальнейшее совершенствование функций, прав и обязанностей федеральных органов государственного управления, органов государственного управления субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и водопользователей в области использования, восстановления и охраны водных объектов с учетом требований российского законодательства, а также учетом обязательств международных программ (HELCOM) для Балтийского региона.

В 2013 году Законодательными Собраниями Республики Карелия, Санкт-Петербурга, Ленинградской и Вологодской областей было предложено разработать проект закона об охране Ладожского и Онежского озер, представляющих собой систему. Такой проект был совместно выработан рабочей группой, в которую входили представители академических институтов, органов власти, контролирующих организаций.

В конце 2014 года обстоятельный проект федерального закона был отложен и предложен так называемый «рамочный вариант проекта ФЗ». В новой версии проекта рамочного закона «Об охране системы Ладожского и Онежского озер», принятого в ноябре 2014 года и составленный всего на нескольких страницах вместо ранее подготовленного обстоятельного проекта закона об охране Ладожского и Онежского озер, с пояснительной запиской, не дано никакого четкого определения понятия «экологическая система Ладожского и Онежского озер». Не предусмотрено проведение зонирования водосборных площадей Ладоги и Онеги по степени влияния на экологию самих водоемов.

В рамочном проекте закона не дано четкого определения по разграничению полномочий. Финансовое обеспечение полностью не определено. Например, указано, что «в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами, финансовое обеспечение осуществления полномочий, переданных органам государственной власти субъектов Российской Федерации, … может осуществляться за счет субвенций из бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, а также за счет бюджетных ассигнований, предусмотренных в бюджете субъекта Российской Федерации в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации». Не определено также, какие фактически предлагается внести изменения в Водный кодекс и другие «нормативные правовые акты Российской Федерации».

В рамках «Всероссийской научной конференции «Научное обеспечение реализации «Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года» (г. Петрозаводск, 6D10.07.15.) был проведен круглый стол на тему «Совершенствование законодательной базы для восстановления и охраны ресурсов крупнейших озер России». Участники заседания, представляющие РАН, университеты, учреждения Росгидромета, Минприроды по РК, депутаты Госдумы считают нецелесообразным представление в Госдуму РФ т.н. рамочного проекта закона как не имеющего научного, правового, финансового обоснования. Предлагается вернуться к проекту, ранее разработанному рабочей группой от Законодательных Собраний РК, Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Институтом озероведения и ИВПС КарНЦ РАН совместно с Министерством природопользования и экологии по РК.

В августе 2016 года Законодательное Собрание Республики Карелии в порядке законодательной инициативы внесло на рассмотрение Госдумы РФ проект федерального закона «Об охране Ладожского и Онежского озер», фактически представив первоначальный вариант, разработанный в октябре 2014 года (Скупченко, 2017). В проекта ФЗ было определено, что объектами правовой охраны являются экологические системы озер, объектов федеральной собственности Российской Федерации. Закон должен обеспечивать согласованные действия ответственных органов исполнительной власти РФ, субъектов РФ и местного самоуправления. Закон будет стимулировать использование только наилучших водоохранных технологий.

Требуется разработать (совместно с Министерством финансов РФ) полную финансово-экономическую схему (бизнес-план) реализации закона. Необходимо внести изменения в Водный кодекс и некоторые нормативно-правовые акты Российской Федерации. Предусмотреть устранение противоречий между Земельным, Водным и Лесным Кодексами за счет принятия соответствующих поправок в законодательствах.

Необходимо определить систему управления по реализации закона, ответственность за организацию мониторинга, управления информационными потоками. Продумать создание функционирующей системы управления на основе программно-ориентировочного планирования, надежной законодательной и нормативно-правовой базы и информационно обоснованного принятия решений. Этого до конца не было сделано, например, по Закону об охране о. Байкал.

Важно прописать сроки исполнения отдельных направлений деятельности по реализации закона для достижения определенных целей сохранения и рационального использования ресурсов озер. Необходима генеральная схема комплексного использования и охраны водных ресурсов (СКИВО) бассейна Ладожского озера. Должны быть четко разделены сферы полномочий Водного кодекса и закона РФ «О недрах» по этому вопросу с обязательным распределением обязанностей и установлением предельных сроков по ее разработке. Требуется учесть принцип комплексного управления водными ресурсами (КУВР), способствующие комплексному развитию и управлению водными, земельными и другими связанными ресурсами в целях обеспечения максимального экономического и социального результата.

Выводы

Таким образом, водный кризис в мире, уникальность крупных озер - объектов питьевого водоснабжения, биоресурсов, энергетики, водного транспорта, рекреации вызывает необходимость усиления мер по охране и рациональному использованию ресурсов озер, правового регулирования в области водных отношений. Без строгих законодательных мер не удастся обеспечить полноценную охрану крупнейших озер (Сиваков, 2010).

Практика показала, что все принятые законодательные акты по охране и рациональному использованию водных объектов, включая Ладожское и Онежское озера, не могут обеспечить сохранение уникальных ресурсов этих водоемов для настоящего и будущих поколений.

В работе (Румянцев, 2007) отмечается, что до сих пор отсутствует научно обоснованная и официально утвержденная на государственном уровне стратегия рационального использования водных ресурсов этой крупнейшей пресноводной системы в настоящее время. Поэтому, несомненно, необходимо принять специальный закон об охране этих озер. Применение закона обеспечит правовые основы не только для восстановления и дальнейшего сохранения естественной экологической обстановки в бассейне Ладожского и Онежского озера, но и создаст предпосылки для развития экономики Северо-Западного региона.
Федеральный закон должен определить генеральное направление в охране озер и границы допустимой хозяйственной деятельности на водосборе. Поэтому, кроме федерального закона, должна быть одновременно разработана и принята федеральная целевая программа по сохранению озер.

В работе (Алхименко и др. 2007) отмечается, что управлять ресурсами озер не в состоянии ни один из субъектов РФ, расположенных на его водосборе. При разработке закона важным является экономическая оценка АП ресурсов озер как собой особого вида природного ресурса. Таких оценок для всех ресурсов (водных, биологических, энергетических, транспортах, рекреационных) пока еще не сделано, а они, по предварительным данным, могут оцениваться триллионами рублей. В то же время федеральная целевая программа (ФЦП) на реализацию закона об охране Ладожского и Онежского озер может составлять всего доли одного процента от АП всех ресурсов этих уникальных водных объектов.

На важность сохранения стратегических ресурсов этих озер обратил внимание президент России Владимир Путин на заседании Совета безопасности РФ в ноябре 2013 года. На заседании отмечалось, что «…ухудшение качества вод Ладожского и Онежского озер может привести к проблемам с обеспечением питьевой водой всего Северо-Западного региона Российской Федерации. Этим вопросом нужно заняться предметно как на федеральном, так и на региональном уровне».

Воды этих озер были, есть и будут замечательными объектами рекреации, источником важных биоресурсов, использоваться для водного транспорта, в том числе и освоения ресурсов Арктики, безальтернативными источниками водоснабжения Санкт-Петербурга и многих городов и населенных пунктов, основой развития сельского хозяйства и промышленности Северо-Запада РФ.

Работа выполнена в рамках гранта РНФ 14D17D00740DП.

Литература:
1. Алхименко А.П., Кудерский Л.А., Румянцев В.А., Соболь И.А. О концепции федерального закона «Об охране Ладожского озера» - Водные ресурсы суши в условиях изменяющегося климата. СПб.: Наука, 2007, с. 192-226.
2. Астраханцев Г.П., Меншуткин В.В., Петрова Н.А., Руховец Л.А. Моделирование экосистем больших стратифицированных озер. СПб.: Наука, 2003. 363 с.
3. Вильянен М., Нииниойа Р., ХуттулаТ., Драбкова В., Филатов Н., Румянцев В, Бударин В., Фещенко. Water management policy of large Lakes. Политика управления водными ресурсами больших озер. (DIMPLA). Tacis Project. TSP 40/97. The Finnish Env. 414. Joensuu. 2000/ 287 p.

4. Грачев М.А. Выступление на Президиуме РАН. 2014 г.
5. Данилов-Данильян В.И., Хранович И.Л. Управление водными ресурсами // М: Научный мир. 2010. 232 с.
6. Концепция и проект федерального закона «Об охране Ладожского озера» СПб.: ИНОЗ РАН, ИПК «Прикладная экология», 2008. - 110 с.
7. Крупнейшие озера-водохранилища Северо-Запада ЕТР: современное состояние и изменения экосистем при климатических и антропогенных воздействиях. Филатов Н.Н. (Ответ. ред.), Н.М. Калинкина, Т.П. Куликова, А.В. Литвиненко, П.А. Лозовик. // Изд. РИО КарНЦ РАН. Петрозаводск. 2015. 375 с.
8. Ладога // Под. ред. В.А. Румянцева, С.А. Кондратьева. СПб.: Нестор-История, 2013. 468 с.
9. Ладожское озеро и достопримечательности его побережья. Атлас. Отв. Ред. В.А. Румянцев. - СПб.: Нестор-История., 2015. - 200 с.
10. Онежское озеро. Атлас. (Отв. ред. Н.Н. Филатов). Петрозаводск. 2010.149 с.
11. Петрова Н.А., Петрова Т.Н., Сусарева О.М., Иофина И.В. Особенности эволюции экосистемы Ладожского озера под влиянием антропогенного эвтрофирования//Водные ресурсы. 2010. Т. 37, № 5. с.580-590.
12. Румянцев В.А., Алхименко А.П., Кудерский Л.А., Соболь И.А. Концепция и проект федерального закона «Об охране Ладожского озера». - СПб.: ИНОЗ РАН, 2008. - 109 с.
13. Руховец Л.А., Филатов Н.Н. Озера и климат: модели и методы // Модели и методы в проблеме взаимодействия атмосферы и гидросферы /под ред. В.П. Дымникова, В.Н. Лыкосова, Е.П. Гордова. - Томск: Издательский Дом ТГУ, 2014. - Гл.10. - с. 256-326.
14. Руховец Л.А., Астраханцев Г.П., Минина Т.Р., Полозков В.Н., Гусева В.Н. Ассимиляционный потенциал водных систем и задача сохранения водных ресурсов // Труды конференции «Вода и водные ресурсы: системообразующие функции в природе и экономике». Секция гидрологии. Цимлянск. 2012. с.311-317.
15. Сиваков Д.О. Водное право России и зарубежных государств. М., 2010.
16. Тулохонов А.К., Гомбоев Б.О. Байкальская природная территория: переход на устойчивое развитие. Круглый стол Совета Федерации «Байкал - мировое наследие». 16 июня 2003 года. с. 39-41.
17. Скупченко А.К. К вопросу о законопроекте «Об охране Ладожского и Онежского озер».// Молодой ученый». № 10 (144) . Март 2017 г. с. 326-328.
18. Федеральный закон N 94-ФЗ «Об охране озера Байкал». от 1 мая 1999 г.
19. Филатов Н.Н., Литвиненко А.В., Литвинова И.А. К вопросу о законодательстве и управлении озерами. Ладожское озеро. Петрозаводск. 2001. с.92-95.

 

Whether the law on the protection of Ladoga and Onega lakes?

Ladoga and Onego - strategically important water bodies multipurpose use in the economy for drinking water supply of Saint Petersburg, cities and towns in the Leningrad and Vologda regions, the Republic of Karelia. The lake is an important energy facilities (lake Onega with the 50 ies of XX century has a regulated mode of the Verkhne Svirskaya HPP), water transport as part of the white sea Baltic and Volg-Baltic water systems. The article discusses the fea tures of legal protection of unique water objects in Russia and abroad.

Keywords: Ladoga, Onego, a strategically important water bodies, protection of unique water objects anthropogenic load carrying capac- ity of the natural environment.

Filatov Nikolay Nikolayevich, doctor of geography, Professor, corresponding member of RAS, Advised of the Russian Academy of Sc., chief scientific officer, OKNI. Institute of water problems of the North, Karelian research center, Russian Academy of Sciences.
Russia, 185030, Republic of Karelia, Petrozavodsk, district Golikovka, Alexander Nevsky prosp., 50. EDmail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Журнал «Вода Magazine», №7 (119), 2017 г.

 

Просмотров: 158
Оставьте ваш комментарий
Новости
От первого лица
Мирон Гориловский, генеральный директор Группы «ПОЛИПЛАСТИК»:
«В наших реалиях качество поставляемой продукции должен контролировать заказчик»
В последнее время предприятия водопроводно-канализационного хозяйства и теплоснабжения все активнее применяют при строительстве и реконструкции сетей водоснабжения, канализации и теплоснабжения...
Компании
20.11.2019
Магнитогорский металлургический комбинат построит новые механическую и биохимическую установки
УКС ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» и АО «Восточный научно-исследовательский...
20.11.2019
Следователи проводят обыски по делу о контрактах ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»
Группа оперативников Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД и...
19.11.2019
В Ставропольском крае капитально отремонтирован участок водовода протяженностью 5 км
Специалисты ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» заменили в Минераловодском городском округе...
Проекты
Новые статьи
Выставки/Конференции