Фундаментальные и прикладные проблемы выбора окислителя для обеззараживания воды: сравнительный анализ хлора, диоксида хлора и озона

 

УДК 613.31:628.16

Гигиеническая и медико-экологическая оценка окислителей (хлора, диоксида хлора, озона) как средств для обеззараживания воды свидетельствует об актуальности выбора адекватного дезинфектанта в зависимости от конкретных задач. Представленный анализ данных литературы и результатов собственных исследований обосновывает применение диоксида хлора в системах централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения.

Ключевые слова: обеззараживание воды, хлор, диоксид хлора, озон, питьевое водоснабжение.

Общеизвестно, что обеззараживание питьевой воды связано с формированием побочных продуктов дезинфекции (ППД), название которых говорит о нежелательности их присутствия в питьевой воде в силу целого ряда токсических и отдаленных эффектов. В этом главный парадокс водоподготовки с начала ее существования: если химические дезинфектанты, например, хлор, избавляющие питьевую воду от вызывающих болезнь микробов, потенциально вредны, то возникает вопрос относительно того, действительно ли питьевая вода является безопасной [1].

Сравнительный анализ биоцидного действия сильных окислителей (хлора, диоксида хлора, озона) при обеззараживании воды изложен в предыдущей работе, опубликованной на страницах этого журнала [2]. Поэтому представляется необходимым комплексно оценить гигиенические и медико-экологические аспекты этих средств обеззараживания воды с точки зрения правомочности их применения в системах централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения [3-5].

Ретроспективный взгляд на прошлое водоподготовки убеждает в приоритетности хлора как средства обеззараживания воды. Это красноречиво подтверждают данные из руководства по гигиене водоснабжения С. Н. Черкинского [6]: нарушение процесса очистки и обеззараживания воды являлось наиболее частой причиной вспышек брюшного тифа в абсолютном и относительном исчислении (141, 19,5 % соответственно).

В связи с подробным анализом явления хлоррезистентности микроорганизмов различных классов в предыдущих работах [7-10] представляется нецелесообразным подробно останавливаться на этом вопросе. Следует лишь упомянуть, что хлор в остаточных концентрациях в числе других факторов оказывает горметическое стимулирующее влияние на рост водных патогенов, внося свой вклад в персистенцию их циркуляции в водной среде и питьевой воде [11].

Анализ проблемы галогенсодержащих соединений (ГСС) как побочных продуктов хлорирования воды показал, что она в значительной степени агравирована [3, 9]. В частности, следует упомянуть обобщение данных зарубежных исследователей в отечественных работах [12, 13].

Потребление населением питьевой воды с повышенным содержанием хлороформа следует считать одним из факторов, способных вызвать у людей заболевание раком [12]. А при анализе онкологической заболеваемости населения необходимо учитывать методологические погрешности относительно: а) вариабельности качества воды, в том числе, по сезонам года, по точкам отбора в процессе достаточно длительного (десятилетиями) потребления; б) необходимости выделения канцерогенного риска ГСС среди других антропогенных загрязнителей; в) отсутствия точных количественных характеристик качества питьевой воды 15 или 20 лет назад; г) миграционных характеристик населения; д) влияния питьевой воды не из домашнего крана, а на работе [14]; е) профессиональных вредностей; ж) всего комплекса антропотехногенных воздействий - от радиационных до стрессорных.

Противоречивость изложенного вовсе не отрицает очевидности непреложного факта: эти вещества являются чужеродными, то есть чистыми ксенобиотиками, поскольку в молекулах клеток организма человека и живой природы в целом нет связи между атомами углерода и хлора. Поэтому адаптационные механизмы к токсическому действию ГСС эволюционно отсутствуют [15].

Вместе с тем это не отрицает, что ГСС, как потенциальные токсиканты и канцерогены, могут вызвать токсический или отдаленный эффект только в том случае, если: а) попадут в питьевую воду в значимых концентрациях; б) проникнут в адекватно чувствительный организм в результате питья или приеме водных процедур (главным образом ингаляционно); в) достигнут органамишени; г) будут обладать активными молекулами или радикалами; д) смогут преодолеть системы антиоксидантной защиты организма [15]; е) будут способны вызвать повреждение мембранных и цитоплазменных структур клетки; е) необратимость повреждения запустит механизмы токсических эффектов и генетических трансформаций.

Анализ гигиенических и медико-экологических аспектов применения диоксида хлора как средства обеззараживания воды показал следующее [4, 10, 16]. Диоксид хлора является в некотором смысле альтернативой хлору. Прежде всего, в силу уникальности его химической структуры: благодаря нечетному (неспаренному) числу электронов диоксид хлора (ДХ) представляет собой молекулу-радикал и является акцептором электронов. Именно поэтому ДХ не хлорирующий агент (что часто вводит в заблуждение), а хлорсодержащее соединение-окислитель. ДХ в водных растворах находится как молекулярно растворимый газ. Вода после обработки избытком диоксида хлора представляет собой сложную полиоксидантную систему, которая содержит преимущественно ClO2, ClO2', ClO' и незначительные количества ClO3, ClO4', которые могут образоваться вследствие реакций диспропорционирования ClO2.

Проанализировав 60-летний опыт изучения бактерицидного действия диоксида хлора, мы пришли к выводу о его высокой эффективности как обеззараживающего средства питьевой воды по отношению к различным микроорганизмам (бактериям, вирусам, спорам, простейшим, микроводорослям) в широком диапазоне рН (6-9), в котором находится рН природной воды.

Выраженный альгацидный эффект диоксида хлора подтверждается данными и по цианобактериям как опасным контаминантам поверхностных водоемов [17, 18], согласно которым диоксид хлора в дозе 1,0 мг/л может замедлять фотосинтетическую способность клеток Microcystis aeruginosa вплоть до их полной деструкции. Полный распад токсина наблюдается при росте дозы диоксида хлора от 0,1 до 1,0 мг/л [19].

По данным литературы [20], диоксид хлора является значительно более эффективным биоцидом для борьбы с биопленками, нежели хлор. Вместе с тем сравнительная оценка эффективности хлорит-иона (хлорита) (ClO2') и диоксида хлора (ClO2) по отношению к биопленкам [21] показала, что эффективность и надежность диоксида хлора (вне зависимости от материала труб: чугун, поликарбонат) связана с необходимостью поддержания его остаточной концентрации в распределительных системах для контроля после роста суспендированных и присоединенных бактерий.

Анализ токсикологических аспектов применения диоксида хлора показывает, что проблема хлоритов как основных побочных продуктов обеззараживания воды этим окислителем в значительной степени преувеличена.

Проведенное нами обобщение данных литературы по оценке токсикологической значимости хлоритов [22, 23] позволяет констатировать следующее. Существующие данные острых, подострых и хронических экспериментов на лабораторных животных (мыши, крысы, обезьяны, др.) свидетельствуют об определенных сдвигах в состоянии здоровья животных (гемолиз, метгемоглобинемия) при потреблении питьевой воды, содержащей хлориты в концентрациях, которые реально в практике водоподготовки не встречаются (10, 50, 100 и даже 5000 мг/л). При этом НОАЭЛЬ хлорита натрия по данным разных авторов колеблется от 10 мг/л [24] до 300 мг/л [25].

Существенная разница в нормативах хлорита для разных стран (от 0,2 мг/л в России, Украине, Германии до 1 мг/л в США) свидетельствует об отсутствии унифицированного методологического подхода в оценке рис' ка этого соединения. С учетом этого мнение D. Lipiak, N. Drouot (2000) [26] о том, что содержание хлорита на уровне 1,5'1,7 мг/л в питьевой воде является достаточно безопасным для здоровья человека, представляется заслуживающим внимания. В определенной степени это нашло отражение в последних руководствах ВОЗ по качеству питьевой воды [27, 28], где норматив хлорита и хлората составляет 0,7 мг/л. Это свидетельствует о необходимости пересмотра существующего ПДК хлоритов в питьевой воде (0,2 мг/л) и установления ПДК хлоратов.

Резюмируя анализ гигиенических и медико-экологических аспектов применения озона как средства обеззараживания воды [5, 29], мы не считаем необходимым подробно останавливаться на химизме его реакций и механизмах биоцидного действия.

Рассмотрение проблемы после роста бактерий в озонированной воде неопровержимо свидетельствует: без финального дезинфектанта в системах централизованного водоснабжения озон применять нельзя. Авторы работы [30] отметили, что полной инактивации в апробированных условиях озонирования поверхностных вод никогда не происходило; предположили, что в воде присутствуют многие виды бактерий с различной природной чувствительностью к дезинфекции; продемонстрировали, что органические загрязнения сдерживают дезинфекционную способность озона.

При обсуждении токсикологических особенностей озона как средства обеззараживания воды следует отметить, что львиную долю в этом фрагменте занимает оценка бромата, как побочного продукта окисления воды озоном.

Вместе с тем нельзя не акцентировать внимание на вопросе образования ТГМ при озонировании с последующим хлорированием. Совместное использование хлора и озона в технологической схеме может как уменьшать, так и увеличивать количество хлорорганических соединений (ХОС) в очищенной воде. Показано, что использование предозонирования или двухстадийного озонирования с заключительной обработкой хлорамином обеспечивает минимальное количество ХОС, в то время как введение озона, а затем хлора в неочищенную воду может существенным образом увеличить содержание ХОС в воде по сравнению с использованием одного хлора [31-33].

В работе [34], посвященной вопросу образования ТГМ при озонировании их предшественников с последующим хлорированием, установлено, что при озонировании гуминовых кислот (концентрация 100 мг/л) с последующим хлорированием создаются условия, при которых образуются максимальные количества хлороформа.

Проблемы токсичности озона и его побочных продуктов остаются актуальными, несмотря на то, что озон является общепризнанным дезинфектантом в водоподготовке и широко применяется во многих странах. Это связано с широким спектром органических веществ, которые могут образовываться при озонировании природной воды: алифатические и ароматические спирты, альдегиды, кетоны, одно- и двухосновные карбоновые кислоты, оксикарбоновые кислоты и другие, среди которых есть токсичные вещества [35, 36].

Показано, что мутагенные и, возможно, канцерогенные побочные продукты могут формироваться при определенных условиях озонирования [37, 38]. Согласно данным, опубликованным в работе [39], семь из 28 озонированных органических соединений обладают мутагенной активностью. В результате исследования [40] установлено, что озонирование толуола приводит к образование 10 и более других веществ, среди которых идентифицированы более опасные и токсичные, чем исходный. Об актуальности данной проблемы констатировано в обобщающей статье [41].

При количественном сравнении мутагенной активности отдельных побочных продуктов хлорирования и озонирования растворов гуминовых кислот и известных канцерогенов оказалось, что акролеин, формальдегид и глиоксаль, как продукты озонирования, имели такой же ДНК повреждающий потенциал, как и типичные канцерогены 2-ацетил, 2-аминофлуорен, N-метил-N (-нитро-N-нитрозогуанидин, ацетилтансульфонат, бенз(а)пи-рен и более высокий, чем такие продукты хлорирования, как тригалометаны (бромоформ, хлороформ, дибромхлорметан, дихлорбромметан).

Хотя некоторые продукты озонирования по ДНК-повреждающим свойствам более активны, чем типичные продукты хлорирования, с санитарно-гигиенической точки зрения они не равнозначны. Хлорорганические соединения не подвергаются биологическому окислению и имеют тенденцию к накоплению в организме человека, тогда как кислородсодержащие органические соединения биодеградируют и достаточно быстро распадаются при прохождении воды через распределительную сеть. Фильтрация озонированной воды через ГАУ значительно снижает ее мутагенную активность [42]. По мнению автора [43], только схема обработки воды с озоном и угольными фильтрами позволяет получить воду с показателями качества, которые отвечают требованиям мировых и европейских стандартов к качеству и безопасности.

Определенную гигиеническую значимость представляют собой броматы. Согласно заключению Международного агентства исследования рака [44] «существуют неадекватные доказательства канцерогенности бромата калия для человека при наличии достаточного количества фактов у подопытных животных. Поэтому общая оценка такова: бромат калия является возможным канцерогеном для человека (группа 2B)».

Анализ технологического раздела показывает, что синтез озона является процессом энергоемким, технологически сложным, а озонирование воды наиболее дорогостоящим методом обеззараживания и окисления.

C гигиенической и медико-экологической точек зрения применение озонирования как самостоятельного средства обеззараживания воды в системах централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения невозможно. Это объясняется необходимостью как дополнительной сорбционной доочистки воды, так и обязательного введения финального дезинфектанта (хлора, хлораминов, диоксида хлора), обеспечивающего пролонгирующий обеззараживающий эффект в водоразводящих сетях. В работах [45-47] констатировано, что изо всех текущих потенциальных альтернатив свободному остаточному хлору, применяемых для обеззараживания питьевой воды (озон, диоксид хлора и хлорамины), озон - самый мощный биоцид. Для диоксида хлора, в отличие от свободного остаточного хлора, характерно увеличение эффективности при возрастании pH воды в диапазоне, при котором обычно применяется дезинфекция. Хлорамины - более слабые биоциды, чем гипохлоритион, и являются наименее эффективной формой свободного остаточного хлора. Следует отметить, что количественное ранжирование биоцидных действий невозможно из-за существенных различий и микроорганизмов, и экспериментальных условийих изучения. В связи с этим лабораторные исследования не всегда корректно применять непосредственно к использованию дезинфектантов в натурных условиях.

При оценке сравнительной эффективности альтернативных средств обеззараживания воды анализировались два критерия оценки дезинфицирующих средств - «биоцидная эффективность», «стабильность» и последействие [45-47]. Биоцидная эффективность касается эффективности дезинфицирующих средств по отношению к вирусам и бактериям в диапазоне pH 6-9. Стабильность отражает способность вступать в реакции с веществами/соединениями и является мерой постоянства в рассмотренной системе. Последействие характеризует степень пролонгирующего эффекта. Ранжирование (от лучшего к худшему) для биоцидной эффективности озон > диоксид хлора > свободный хлор > хлорамины; для стабильности хлорамины > диоксид хлора > свободный хлор > озон; для последействия хлорамины = диоксид хлора > свободный хлор > озон (таблица).

Таким образом, принципиальное преимущество (по сравнению с озоном и хлором) диоксида хлора как средства обеззараживания воды состоит в оптимальном соотношении биоцидной эффективности, стабильности и последействия как основополагающих критериев оценки химических дезинфектантов.

Проведенный анализ сравнительного действия сильных окислителей (хлора, диоксида хлора, озона) позволил гигиенически обосновать применение диоксида хлора в дозах 0,5- 1,0 мг/дм3 на различных этапах технологической схемы подготовки питьевой и технологической воды, дезинфекции водоочистного оборудования [48].

На основе проведенных интегральных эколого-гигиенических исследований и полученных результатов обосновано следующее: диоксид хлора обеспечивает эпидемическую безопасность питьевой воды, в том числе вследствие высокой вирулицидной, бактерицидной и микоцидной эффективности, и является токсикологически безвредным как в контексте влияния на организм лабораторных животных, так и по отношению к гидробионтам при сбросе обеззараженных сточных вод [49].

В результате исследования и внедрения последовательного комбинированного действия диоксида и хлора для обеззараживания питьевой воды установлено следующее [50]:

1. Предокисление речной воды диоксидом хлора, коагуляция, фильтрование, постобеззараживание хлором - наиболее оптимальная схема для подготовки воды из поверхностных источников, загрязненных сточными водами с высоким содержанием органических веществ.
2. Применение диоксида хлора на стадии предокисления позволяет обеспечить микробиологическое качество питьевой воды, в том числе по вирусологическим показателям; содействует эффективному удалению органических соединений из воды на стадиях коагуляции и фильтрования, не приводит к превышению в питьевой воде ПДК тригалометанов, токсичности и мутагенной активности.
3. Финальное хлорирование воды (хлором или гипохлоритом натрия) после стадии предокисления диоксидом хлора приводит к окислению хлоритов до диоксида хлора, что повышает эффективность обеззараживания, обеспечивает удаление хлоритов и бактериостатический эффект (пролонгированное действие) в водораспределительных сетях.

В заключение следует признать настоятельную необходимость тесной взаимосвязи фундаментальных и прикладных исследований при условии проведения первых в контексте глубокого изучения микробиологических, молекулярно-генетических и эпидемиологических проблем обеззараживания воды и реализации вторых путем внедрения альтернативных, в том числе комбинированных технологий обеззараживания воды [51].

Литература:

1. Hoff J. C. Microbial Resistance to Disinfectants: Mechanisms and Significance / J.
C. Hoff, E. W. Akin // Environmental Health Perspectives. - 1986. - V. 69. - P. 7 - 13.
2. Мокиенко А.В. Особенности сильных окислителей: сравнительный анализ биоцидного действия хлора, диоксида хлора, озона / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко // Вода Magazine. - 2014. - №8 (84). - С. 30 - 34.
3. Мокиенко А.В. Обеззараживания воды. Гигиенические и медико-экологические аспекты. Т. 1. Хлор и его соединения / А.В. Мокиенко, Н.Ф.Петренко, А.И. Гоженко // Одесса: ТЭС, 2011. - 484 с.
4. Мокиенко А.В. Обеззараживание воды. Гигиенические и медико-экологические аспекты. Т. 2. Диоксид хлора / А.В. Мокиенко, Н.Ф.Петренко, А.И. Гоженко // Одесса: ТЭС, 2012. - 604 с.
5. Мокиенко А.В. Обеззараживание воды. Гигиенические и медико-экологические аспекты. Т. 3. Озон / А.В. Мокиенко, Н.Ф.Петренко, А.И. Гоженко // Одесса: Фенікс, 2017. - 322 с.
6. Руководство по гигиене водоснабжения / Под ред. С.Н.Черкинского // М.: Медицина. - 1975. - 328 с.
7. Мокиенко А.В. Обеззараживание воды. Инактивация хлором бактерий и хлоррезистентность (сообщение второе) / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко // Питьевая вода. - 2010. - №4. - С. 25 - 33.

8. Мокиенко А.В. Обеззараживание воды. Адаптивная мультирезистентность бактерий (сообщение третье) / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко // Питьевая вода. - 2010. - №5. - С. 29 - 35.
9. Мокиенко А.В. Гигиенические и медико-экологические аспекты применения хлора как средства обеззараживания воды (анонс монографии) / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко //Вода і водоочисні технології. Науково-технічні вісті.-2012. - № 2(8). - С. 65 - 71.
10. Мокиенко А.В. Фундаментальные и прикладные аспекты применения хлора и диоксида хлора как средств обеззараживания воды / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко // Вода и экология: проблемы и решения. - 2013. - 4(56). - С. 10 - 22.
11. Мокієнко А.В. Хлорування води: знезараження або адаптивність, інактивація чи стимуляція? / А.В. Мокієнко, А.І. Гоженко, Н.Ф. Петренко // Вісник національної академії наук України. - 2012. - №11. - С. 32 - 40.
12. Сергеев Е. П. Гигиеническое значение трансформации химических веществ с образованием хлороформа в процессе обеззараживания питьевых вод / Е. П. Сергеев, Н. П. Елаховская, А. Ф. Скворцов // Гигиена и санитария. - 1981. - №6. - С. 56 - 59.
13. Новиков Ю. В. О значении тригалометанов в питьевой воде / Ю. В. Новиков, Ю. А. Ноаров // Гигиена и санитария. - 1984. - №4. - С. 51 - 55.
14. Saracci R. Epidemiological Strategies and Environmental Factors / R. Saracci // Int. J. Epidemiol. - 1978. - V. 7, N2. - P. 101 - 112.
15. Біологічні основи екологічної безпеки використання хімічних засобів знезаражування питної води (Огляд літератури та власних досліджень) / Гоженко А. І., Петренко Н.Ф., Мокієнко А. В. [та ін.] // Журнал Академії медичних наук. - 2008. - Т. 14, № 1. - С. 134 -
149.
16. Мокиенко А.В. Гигиенические и медико-экологические аспекты применения диоксида хлора как средства обеззараживания воды (анонс монографии) / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко //Вода і водоочисні технології. Науково-технічні вісті. - 2012. - №3(9). - С. 41 - 60.
17. Мокієнко А.В. Ціанобактерії та ціано- токсини: міф чи реальність? / А.В. Мокієнко // Вісник національної академії наук України. - 2016. - №4. - С. 65 - 75.
18. Мокиенко А.В. Цианобактерии как опасные контаминанты поверхностных водоемов / А.В. Мокиенко // Вода Magazine. - 2017. - №1. - С. 12 - 16.
19. Effect of chlorine dioxide on cyanobacte- rial cell integrity, toxin degradation and disinfec- tion by-product formation / S. Zhou, Y. Shao, N. Gao [et al.] //Science of The Total Environment Volumes. - 2014. -V. 482-483. - P. 208-213.
20. Comparative effectiveness of chlorine and chlorine dioxide biocide regimes for biofouling control / L. A. Mayaсk, R. J. Sоraссо, E. W. Wilde [et al.] // Water Research. - 1984. - V. 18, N 5. - P. 593 - 599.
21. Disinfectant efficacy of chlorite and chlorine dioxide in drinking water biofilms / G.A. Cagnon, J.L. Rand, K.C. O'Leary [et al.] // Water Research. - 2005. - V. 39, N 9. - P. 1809 - 1817.
22. Петренко Н. Ф. Диоксид хлора: применение в технологиях водоподготовки /Н. Ф. Петренко, А. В. Мокиенко // Одесса: Изд- во «Optimum», 2005. - 486 с.
23. Мокиенко А.В. Хлориты в питьевой воде (Обзор литературы и результатов собственных исследований) / А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко // Питьевая вода. - 2004. - № 6. - С. 17 - 22.
24. Heffernan W.P. Oxidative damage to the erythrocyte induced by sodium chlorite in vitro /
W.P. Heffernan, C. Guion, R.J. Bull // Jour. Envir. Pathol. Toxicol. - 1979. - N 2. - Р. 1501 - 1510.
25. Drouot N. Two generation reproduction and develop-mental neurotoxicity study with sodium chlorite in the rat / N. Drouot // Industrial Toxicology Department Elf Atochem
S.A. 2nd European Chlorine Dioxide Symposium. - Paris. - 1999. - P. 233 - 240.
26. Lipiak D. Skutki zdrowotne zastosowania ClO2 do dezynfekcji wody pitnej / D. Lipiak, N. Drouot // IV Miedzynarodowa Konferencja «Zaopatrzenie w wode, jakosc i ochrona wod». - Krakow - Poznan (Poland). - 2000. - P. 79 - 96.

27. Guidelines for drinking water quality. - The 3nd ed. - Recommendations. - World Health Organisation. - Geneva. - 2004. - V.1. - 495p.
28. Guidelines for drinking water quality. - The 4nd ed. - Recommendations. - World Health Organisation. - Geneva. - 2011. - V.1. - 541р.
29. Гигиеническая оценка биоцидного действия озона при обеззараживании воды. Вода и экология: проблемы и решения.- 2015.-№1.-С. 21-25. А.В. Мокиенко, Н.Ф. Петренко, А.И. Гоженко.
30. Ozonation and oxidation competition values: Relationship to disinfection and microor- ganisms regrowth / K. Bancroft, P. Chrostowski, R.L. Wright [et al.] // Water Research.- 1984. - V. 18, N 4. - P. 473 - 478.
31. Бо Д. Практика озонирования в обработке питьевых вод /Д. Бо, Г. Н. Герасимов // Водоснабжение и санитарная техника. - 2000. - № 1. - С.26 - 29.
32. Алексеева Л.П. Влияние озонирования и хлорирования на образование хлороформа / Л. П. Алексеева // Химия и технология воды. - 1986. - Т. 8, № 5. - С. 62 - 64.
33. Fawell A. K. Carcinogenic micropollutans in drinking water-risk and regulation / A. K. Fawell // Water Sci. and Technol. - 1992. - V. 25, № 11. - P. 473 - 479.
34. Nawrocka - Kiepal E. Trojhalogeny metany w wodzie do picia / E. Nawrocka - Kiepal//Gas, woda i tech. sanit. - 1978. - V. 52, N 12. - P. 373 - 375.
35. Гончарук В. В. Озонирование как метод подготовки питьевой воды: возможные побочные продукты и токсикологическая оценка / В.В. Гончарук, Н. Г. Потапченко, В. Ф. Вакуленко // Химия и технология воды. - 1995. - Т.17, № 1. - С. 3 - 33.
36. Гигиеническая оценка трансформации органических веществ в воде под действием озона / А.Г. Малышева, Е.Г. Растянников, А.А. Беззубов [и др.]// Тез. докл. IV Междунар. конгресса «Вода: экология, технология» (ЭКВАТЕК-2000). - М.: Сибико Инт. - 2000. - С. 376 - 377.
37. CCotruvo J.A. Investigation of mutagenic effects of products of ozonation reactions / J.A. Cotruvo, V.F. Simmon, R.J. Spangord // Am. N.J. Acad. Sci. - 1977. - V. 298. - P. 124 - 140.
38. Mutagenicity of ozonation products from humic substances and their components / H. Matsudo, H. Yamamori, T. Sato [et al.] // Water Sci. and Technol. - 1992. - V.25, N 11. - P. 363 - 370.
39. Van Hoof F. Formation of mutagenic activity during surface water preozonation and its removal in drinking water treatment / F. Van Hoof, J. C. Janssens, H. Van Duck // Chemosphere. - 1985. - V.14, N 5. - P. 501 - 509.
40. Малышева А.Г. Неучтенная опасность воздействия химических веществ на здоровье человека / А.Г. Малышева // Гигиена и санитария. - 2003. - № 6. - С. 34 - 36.
41. Warming to ozone // Water and Waste Treat. - 1992. - V. 35, № 4. - P. 12-16.
42. Andrews S. Using fractionated natural organic matter to quantitate organig by products of ozonation / S. Andrews, P. Huck // Ozone: Sci. and Eng. - 1994. - № 16. - P. 1 - 12.
43. Singer P.C. Assessing ozonation research needs in water treatment / P.C. Singer // J.AWWA. - 1990. - V. 82, № 10. - P. 78 - 88.
44. IARC. Potassium bromate. In: IARC Monograph on the Evaluation of the Carcinogenic Risk of Chemicals to Humans. Summary data report and evaluation. - 1999. - V.73.-P.481-496. Accessed at:http: //monographs.iarc.fr/ENG/Monographs/vol73/volume73.pdf.
45. Hoff J.C. Inactivation of microbial agents by chemical disinfectants / J.C. Hoff // US EPA 600/286/067. - 1986.
46. Hoff J.C. Comparison of the biocidal efficiency of alternative disinfectants / J.C. Hoff,
E.E. Geldriech // Proc. AWWA Seminar. - Atlanta Georgia, 1980. - P. 234 - 256.
47. Hoff J.C. Comparison of the Biocidal Efficiency of Alternative Disinfeclants/ J. C. Hoff, E.E. Geldriech // J. AWWA. - 1981. - V. 73, N 1. - P. 40 - 45.
48. Петренко Н. Ф. Гігієнічне обґрунтування застосування діоксиду хлору у технологіях водопідготовки : дис. ... к. б. н: 14.02.01
/ Н.Ф. Петренко; ДУ «Інститут гігієни та медичної екології ім. О.М. Марзєєва Академії медичних наук України». - К., 2002. - 164 с.
49. Мокиенко А. В. Эколого-гигиенические основы безопасности воды, обеззараженной диоксидом хлора: дис. ... д. мед. н.:
14.02.01 / А.В. Мокиенко; ГУ «Институт гигиены и медицинской экологии им. А.Н. Марзеева АМН Украины». - К., 2009. - 348 с.
50. Петренко Н. Ф. Наукове обґрунтування комбінованих методів знезараження питної води: дис. ... д. б. н: 14.02.01 / Н.Ф. Петренко; ДУ «Інститут гігієни та медичної екології ім. О.М. Марзєєва Академії медичних наук України». - К., 2012. - 396 с.
51. Мокиенко А.В. Обеззараживание воды: о необходимости взаимосвязаного анализа и решения фундаментальных и прикладных проблем / А.В. Мокиенко // Гигиена и санитария. - 2014. - №1. - С. 15 - 18.

 

Disinfection of water: fundamental and applied problems of choice of the oxidant. Comparative analysis of chlorine, chlorine dioxide, ozone

Hygienic, medical and ecological evaluation of oxidants (chlorine, chlorine dioxide, ozone) as a means of disinfec7 tion of water testifies to the relevance of selecting adequate disinfectant depending on the specific task. The present7 ed analysis of literature data and the results of our research justifies the use of chlorine dioxide in the systems of cen7 tralized drinking water supply.

Keywords: water disinfection, chlorine, chlorine dioxide, ozone, potable water supply.

Mokienko Andrey Viktorovich, doctor of medical Sciences, chief researcher of the laboratory of hygiene and water ecology of the Ukrainian research Institute of transport medicine of the Ministry of health of Ukraine, head of the Center of conducting the State cadastre of natural medic' inal resources of the se «Ukrainian research Institute of medical rehabilitation and balneology Ministry of health of Ukraine». E-mail: gigien' Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Petrenko Natalia Fedorovna, doctor of biological Sciences, senior researcher, head of laboratory of hygiene and water ecology, Ukrainian research Institute of transport medicine, Ministry of health of Ukraine.

Gogenko Anatoly Ivanovich, doctor of medical Sciences, Professor, Director of the Ukrainian research Institute of transport medicine, Ministry of health of Ukraine.

State enterprise Ukrainian research Institute of transport medicine, Ministry of health of Ukraine. 65039, Ukraine, Odessa, Kanatnaya str., 92.

 

Журнал «Вода Magazine» №9 (121), 2017 г.

 

Просмотров: 129
Оставьте ваш комментарий
Новости
От первого лица
Мирон Гориловский, генеральный директор Группы «ПОЛИПЛАСТИК»:
«В наших реалиях качество поставляемой продукции должен контролировать заказчик»
В последнее время предприятия водопроводно-канализационного хозяйства и теплоснабжения все активнее применяют при строительстве и реконструкции сетей водоснабжения, канализации и теплоснабжения...
Компании
20.11.2019
Магнитогорский металлургический комбинат построит новые механическую и биохимическую установки
УКС ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» и АО «Восточный научно-исследовательский...
20.11.2019
Японские специалисты презентовали в Петербурге технологические новинки для водоснабжения и водоотведения
Японские специалисты познакомили петербургских коллег с технологическими новинками в сфере ЖКХ. По...
20.11.2019
Следователи проводят обыски по делу о контрактах ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»
Группа оперативников Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД и...
Проекты
Новые статьи
Выставки/Конференции