Московская инженерно-технологическая школа очистки сточных вод – 138 лет развития (часть первая)

22.03.2019, 10:24   |   События
Московская инженерно-технологическая школа очистки сточных вод – 138 лет развития (часть первая)
Петровская земледельческая и лесная академия

Михаил Козлов

Ключевые слова: водоснабжение, канализация, водопровод, история развития, наука, техника, технологии.

Водоснабжение и канализация являются одним из фундаментальных достижений человечества, во многом определивших возможность образования крупных городских агломераций и сформировавших нашу сегодняшнюю жизнь такой, как она есть. Сейчас нам сложно представить, что устойчивое развитие крупных поселений людей численностью миллионы человек в их современном виде было бы просто невозможно без нормально работающего водопровода и канализации. В свою очередь, создание этих систем жизнеобеспечения было бы невозможным без развития науки и технологии.

История развития любого знания носит порой причудливый характер. Особенно интересно наблюдать это в современной России, которая за последнее столетие проделала путь от страны с рыночной экономикой в начале 20 века до общества с распределительной экономикой в его середине (1918-1991 гг.) и вернувшаяся в 1991 году обратно в рынок. Такие глобальные социальные трансформации не могли не отразиться на организационных формах научной деятельности и составе ее участников. И чем более сложной, а порой и трагичной была история нашего Отечества в этот более чем столетний период, тем большее уважение внушают люди, взвалившие на себя тяжелый труд развития отечественной науки, технологий и инженерной практики в 20 веке.

Автор выражает глубокую признательность тем ученым, инженерам, технологам, на плечах которых мы, современные ученые инженеры-технологи, стоим в настоящее время. Если бы не их труд и неудержимая тяга к знаниям, к созданию нового, то не было бы таких знаковых достижений настоящего времени, как входящие в топ крупнейших очистных сооружений мира Курьяновские и Люберецкие сооружения (в прошлом – станции аэрации); сооружений, оснащенных крупнейшими в Европе комплексами биореакторов безреагентного удаления биогенных элементов (БУБЭ ЛОС, НКОС1 и НКОС2), а также не имеющих мировых аналогов по своим масштабам сооружений ультрафиолетового обеззараживания на базе отечественного оборудования.

При этом чрезвычайно важным в истории развития канализации Москвы является не только факт строительства уникальных инженерных объектов. Такие объекты могли бы быть построены методом «инженерно-технологического шопинга», полностью,  комплектно, под ключ с использованием западных технологий, оборудования, материалов и зарубежной интеллектуальной рабочей силы. Московские объекты, об истории создания которых нам хотелось бы напомнить, строились на основании технологических разработок российских ученых. Были запроектированы, а не адаптированы российскими инженерами, введены в строй и поддерживаются в эксплуатации российскими технологами.

Практика, бесспорно, - критерий истины, а здания, сооружения и современная техника однозначно являются свидетельством эффективного поступательного развития общества по пути научно-технического прогресса. Но при этом не надо забывать о том, что создание и развитие отечественной научной, инженерной и, что очень важно в современном мире, технологической школы, благодаря которой стали возможны эти свершения, тоже практическое достижение, по своим масштабам во многом превышающее значимость материальных объектов. Превышающее потому, что устремлено в будущее, его формирует.

Современным российским технологам есть чем гордиться. В наше непростое для науки и высококлассной инженерной практики время нам удалось не только сохранить потенциал отечественной научной школы, но и двинуться дальше в соответствии с современными трендами развития.

В основе любой науки лежит понятийный аппарат, адекватно отражающий уровень развития техники и технологий, характеризующий нишу, которую занимает та или иная отрасль в приоритетах общества. Представляется весьма интересным, что за последние 100 лет такое понятие как «канализация» сделало некое смысловое возвратно-поступательное движение. От транспортной системы для нечистот в середине 19 века к комплексу защиты окружающей среды в 20 веке, а затем опять в 21 веке вернулось на круги своя в 19 век к понятию трубопроводной системы, транспортирующей стоки.

До середины 19 века канализации отводились исключительно транспортные функции. Под самим понятием «канализация» подразумевался комплекс устройств для удаления сточной воды из населенных мест: трубы, коллекторы, насосные станции, камеры, колодцы и другие устройства канализационной сети. В процессе развития науки и техники,  по мере интенсивного освоения природных запасов и территорий, возникновения сопутствующего этому процессу значимого антропогенного загрязнения природной среды пришло понимание глобальной важности канализации как комплекса не только транспортирующего, но и восстанавливающего природные качества воды. Формирующего ее свойства в направлении безопасности для водных организмов и полезной для человека. Именно поэтому такое расширенное толкование понятия «канализация»  было присуще российской инженерной школе в течение всего 20 века. В этот период под канализацией было принято понимать весь «комплекс санитарных мероприятий и инженерных сооружений, обеспечивающих своевременный сбор сточных вод, образующихся на территории населенных пунктов и промышленных предприятий, быстрое удаление (транспортирование) этих вод за пределы населенных пунктов, а также их очистку, обезвре­живание и обеззараживание» [[1]].

В современной терминологической практике начала 21 века понятие канализации стало девальвироваться, возвращаясь к своему первоначальному значению, и сводиться до составной части системы водоотведения (термин в современном понимании появившийся сравнительно недавно). Как складывались и трансформировались понятия и термины нашей специальности? Как создавались и менялись технологии водоочистки, какие личности и процессы повлияли на развитие московской технологической школы в 20 и 21 веке? Какие ученые, научные тенденции и организационные мероприятия повлияли на ее становление? Поиски ответов на эти вопросы являются предметом настоящей статьи.

stok1б rimini

stokaeracy lub

Рис. 1. Туалеты в римских поселениях 4 века нашей эры на острове Кипр

Строительство канализации в городских поселениях восходит к глубокой древности. В настоящее время известно применение водоотводящих систем в древних культурах Вавилона, Сирии и Египта [[2]]. Любой турист, путешествуя по Италии и другим странам Средиземноморья, может своими глазами убедиться в том, что канализационные системы различной протяженности были построены практически во всех городах и поселениях бывшей Римской империи (рис. 1, рис. 2). Падение западных провинций римской империи и последовавшая за этим «разруха в головах» средневековых европейцев привели к потере античной культуры здравоохранения и ухода за человеческим телом, а также многих инженерных знаний, в том числе и об устройстве канализации.

Профессор В.Ф. Иванов в 1929 году писал: «Великое переселение диких народов, презрение к роскоши и заботам о чистоте совершенно отодвинули на задний план необходимость канализационных и очистных сооружений для населенных центров» [[3]]. В этом контексте представляется символичным ироничный эпиграф, который выбрал к своей книге, посвященной канализации, петербургский инженер А.К.Енш в 1908 году: «Не приходится удивляться, что города не спешат с устройством канализации – жители городов, ведь, умирают от тифа, холеры и других инфекционных болезней, но никто еще не умер от плохой канализации или отсутствия ея» [[4]].

Хочется верить, что любые заблуждения, в конце концов, отступают под напором развития научно-технического прогресса. Во всяком случае, именно так с точки зрения нашей эпохи видится конец 19 и начало 20 века. Бурный рост предприятий, городов и поселений по всему миру, вызванный промышленной революцией, резко увеличили антропогенную нагрузку на водную среду, обострив и без того непростую эстетическую и эпидемическую обстановку в крупных поселениях. Все это, на фоне развития научных представлений о микробиологической природе возникновении эпидемий и роли водного фактора в их распространении, через 2,5 тыс. лет с момента постройки Cloaca Maxima в Риме, привело к канализационному ренессансу в Европе.

Активное строительство европейских канализационных систем возобновляется в середине 19 века. 1850 год входит в историю строительством канализации в Лондоне. В 1857 году запускается канализация в Париже и далее, как по цепной реакции, строятся системы водоотведения: 1860 г. - Цюрих, 1878 г. - Одесса, 1894 г. - Киев, 1898 г. - Москва.  При этом, как правило, построенные канализационные сети не охватывают полностью территории городов.

По свидетельству инженера-технолога Ф.А Данилова [[5]], полный охват городской территории канализационной сетью в Российской империи на период до 1908 года имелся только в Варшаве. Частичное канализование территорий, кроме Москвы, Одессы и Киева, было реализовано в таких городах, как Царское село и Ялта. В Германии в те же годы уже 80 городов имели раздельную канализацию с разной степенью охвата городских территорий, в которую направлялись хозяйственно-бытовые стоки. Еще 50 городов эксплуатировали общесплавную и раздельную канализацию в разных районах одного города. Сети водостока для отведения атмосферных вод были построены в более чем 400 городах и поселениях Германской империи (Deutsches Reich).

stok2keramtruba

Здесь следует отметить то, что если секреты строительства непротяженных коллекторов водоотводящей сети были известны еще со времен древних цивилизаций, то научные основы гигантских систем транспортировки и очистки сточных вод стали активно разрабатываться только с середины 19 века. В этом плане интересно свидетельство доктора А.Мюллера [[6]], который в 1865 году писал: «Сточные воды состоят в основном из веществ органического происхождения, поэтому в них происходит активный процесс разложения, благодаря которому органические вещества превращаются в минеральные и становятся пригодными для усвоения растениями. Это, по существу, процесс переваривания пищи, в результате которого  различные, главным образом микроскопически малые, животные и растительные организмы используют органически связанную энергию для обеспечения своей жизнедеятельности».

Характерной для развитых стран формой организации исследований и проведения научных и инженерных разработок в этот период было создание комиссий, занимающихся координацией работ и подготовкой материалов под конкретную задачу, проект или группу проектов.

Так, научные основания для очистки сточных вод были впервые разработаны английской речной комиссией, учрежденной в 1865 году после издания особого закона об использовании сточных вод - Sewage Utilisation Аct. В 1878 году была учреждена вторая комиссия с теми же задачами, которая выдвинула два метода очистки сточных вод: поля орошения и механическую очистку с использованием реагентов. Первый патент на такую обработку был получен в Англии в 1846 году и предусматривал использование извести и хлорирование газообразным хлором.

Развитие канализации и очистных сооружений в этот период во многом шло методом проб и ошибок. Это время можно назвать «поиском смыслов» в нашей специальности, когда одновременно производились активные мероприятия по строительству трубопроводных систем (водопроводных и канализационных сетей), осознание негативных последствий этого строительства и поиск решений по очистке сточных вод с их одновременным внедрением. Этот ритм, заданный на заре бурного развития канализации в эпоху ее ренессанса, во многом сохранился в России и до настоящих дней.

В качестве примера опережающего строительства сетей можно привести лондонскую канализацию, которая на первых порах не предусматривала очистку сточных вод вообще. О последствиях строительства канализации при недостаточном охвате городских территорий и без эффективной очистки стоков с большим сарказмом свидетельствует документ 1907 года, цитируемый в книге «Стратегия защиты окружающей среды от загрязнений» [[7]]: «Из вод Темзы, взятых в районе Гринвича при малой воде, т.е. когда они не имеют солености морской воды и содержат все жиры и нечистоты большого города Лондона, получается очень крепкий напиток. После очистки и трехкратного удаления запаха он становится таким крепким, что буквально валит с ног даже моряков». И эта проблема была не только в Англии. Из 1100 канализованных городов США в начале 20 века только 90 имели очистку стоков [[8]]. Оценивая эти цифры, поражает как большое количество канализованных городов в Соединенных Штатах, так и то, что всего 8% из них имели очистные сооружения.

В период проектных работ и строительства первой московской канализации наиболее отработанным методом в европейской практике очистки сточных вод были поля орошения. В своем историческом очерке В.Ф.Иванов отмечает факт применения полей орошения для очистки сточных вод в древнем Риме, а также в Афинах [8].

Сточная вода афинской канализации сначала подавалась в сборный бассейн, а затем открытыми каналами разливалась по отдельным участкам полей орошения. В более поздние времена встречается упоминание в 1559 году об эксплуатации полей орошения в немецком городе Bunzlau (теперь это город Болесла́вец  в  Нижнесилезском воеводстве Польши) и в 1709 году в английском Эдинбурге.

Этот метод, выражаясь языком современных стартапов, в третьей четверти 19 века вышел из эмбриональной стадии развития, и к концу 19 века перешел в стадию активного роста. По данным инженера-технолога Ф.А Данилова, в 1876 году 64 английских города осуществляли очистку сточных вод на полях орошения. В 90-х годах 19 века более 130 очистных сооружений в Англии имели поля орошения.

Результаты изучения устройства канализации 10 европейских городов делегацией московских специалистов (Н.М.Левачев, М.И.Биман, В.Р.Вильямс) в 1897 году показали, что поля орошения были внедрены и активно эксплуатировались в Париже, Берлине, Брауншвейге, Данциге, Бреславле (ныне Вроцлав), Оксфорде, Вулвергемптоне, Ноттингеме и Хитчине. [[9]]. Для первичного отстаивания на разных станциях применялись как реагентные, так и безреагентные схемы. В Лондоне на момент посещения делегацией применялось только отстаивание с реагентной обработкой железным купоросом и известью, после чего очищенная вода сбрасывалась в Темзу, а осадок шаландами отправлялся в море. В Киеве система канализации, запущенная в 1894 году, осуществляла очистку сточных вод на полях фильтрации [[10]]. В Париже, при том, что канализация строится в 1857 году, первые опытные поля орошения строятся только в  1866-68 гг. Затем были запущены поля в парижском предместье Женевилье, а еще позже ниже по течению Сены в Ашере (1895 г.) [[11]]. В Одессе поля орошения строятся в 1896 году в микрорайоне Пересыпь на песчано-ракушечной косе, отделяющей Хаджибейский и Куяльницкий лиманы от Черного моря [[12]].

stok4.poleoroshenystroy

В основу разработки московского проекта очистных сооружений легли данные международного опыта эксплуатации полей орошения, а также данные исследований, профинансированных Городской Думой Москвы. Опыты проводились в Петровской земледельческой и лесной академии (ныне Тимирязевская) под руководством профессора А.Н. Фадеева [[13]]. Для этих целей Думой был выделен специальный грант, на средства которого для сточных вод, отводимых от зданий академии, были построены опытные очистные сооружения.

Сточные воды на сооружениях проходили опытную очистку в пяти специальных бассейнах для зимней обработки стоков и 13 полевых участках площадью по 280 квадратных сажен каждый для проведения экспериментов в весенне-осенний период. Участки были оборудованы разными типами дренажа. В качестве контроля использовались участки, орошаемые чистой прудовой водой. Опыты, начатые со второй половины лета 1981 года, подтвердили высокую эффективность очистки воды на полях орошения и позволили подобрать оптимальные виды растений для выращивания в местном климате. В качестве основной продукции для выращивания было предложено культивировать свеклу и травы, которые могли использоваться для откорма скота. Фактически это были первые научные исследования, направленные на решение проблем московской канализации, что позволяет считать 1881 год началом зарождения московской инженерно-технологической школы очистки сточных вод.

Эксплуатация очистных сооружений Петровской академии продолжалось  многие годы после запуска опытной станции и явилось бесценным опытом для проектирования и организации эксплуатации Люблинских полей орошения. На этот опыт в своих работах ссылался В.Р.Вильямс, которому А.А.Фадеев предложил на 3 курсе обучения в академии организовать научно-исследовательскую лабораторию и заведовать опытным полем.  Закончил обучение В.Р.Вильямс в 1888 году и был оставлен при академии. Из-за революционных настроений в студенческой среде академия была закрыта. В августе 1894 года, когда вместо академии был открыт Московский сельскохозяйственный институт, Вильямс был назначен адъюнкт-профессором по кафедре почвоведения и общего земледелия, а с июня 1897 года - профессором.

Рис. 5. План Люблинских полей орошения

Первыми очистными сооружениями в истории нашего города стали Люблинские поля орошения (ЛПО) (рис. 4-7). В настоящее время на их бывшей территории расположены жилые районы нашего города, примыкающие к левому берегу Москвы реки в нижнем течении: Люблино, Марьино и промзона Чагино-Капотня. Именно на этом месте были построены Верхние, Нижние и Удельные поля орошения, вошедшие в состав ЛПО. Еще совсем недавно, в 80 годы 20 века на этом месте размещались поросшие ивняком, рогозом и иван-чаем иловые площадки Курьяновской станции аэрации. В наследство жителям нашего города от первых в его истории очистных сооружений остались названия улиц Верхние и Нижние поля.

stok6polezality

Поля орошения были не только очистными сооружениями в современном понимании. Фактически это был весьма значимый по масштабам того времени государственный агропромышленный  комплекс. Первой и основной задачей полей была очистка сточных вод. Второй, не менее важной задачей являлось производство разных видов огородных культур, корнеплодов и трав, реализация которых снижала себестоимость очистки сточных вод и соответственно финансовую нагрузку на жителей и городской бюджет. Этой второй задаче, так же как и первой, придавалось огромное значение.

Так, в 1900 году на орошаемой части полей было засеяно десятин (казенная десятина равна 1,09 га): кочанной капустой - 42, свеклой - 15, огурцами - 3 и ивой - 9. При этом сопоставимая часть земель (69 десятин) выделялась под неорошаемые культуры: овес и картофель. Для понимания масштаба первого комплекса очистных сооружений г. Москвы  хочу отметить, что площадь земель, отведенных под разные виды культур на ЛПО, составляла более 150 га, что соответствует площади крупнейших в Европе Курьяновских очистных сооружений.

Рис. 7. Состав поверхностного слоя Люблинских полей орошения

Важнейшей задачей, стоявшей перед профессором В.Р.Вильямсом (рис. 9), руководившим эксплуатацией полей фильтрации на первом этапе их эксплуатации, было вывести поля орошения на минимально затратный уровень за счет реализации сельскохозяйственной продукции, которая на них производилась, и снижения затрат на очистку воды. Под его руководством поля орошения практически сразу превратились в огромный экспериментальный агрокомплекс, на котором проводились различные виды исследовательских работ (рис. 8,  10).

Отчеты показывают, что в 1900 году в Люблино выращивалось более 20 видов растений, проводились разные технологические операции по заготовке овощей на зиму, выявлялись каналы сбыта сельскохозяйственной продукции в разные сезоны года.

stok.lublinskypole

Интересной характеристикой работы полей орошений является сельскохозяйственная продукция. Так, в 1900 году на полях было собрано 30000 пудов сена, 40000 пудов капусты, 25000 свеклы, 9000 картофеля, и 4000 пудов овса. Было заведено молочное стадо из 90 коров улучшенной породы, организован сбыт молочной продукции. Заложен сад на 7 десятинах, состоящий из вишни, сливы, малины, смородины и крыжовника. Устроено парниковое хозяйство для выгонки капустной рассады. Был подготовлен древесный питомник для производства посадочного материала обсадки дорог и дамб, а также продажи посадочного материала другим государственным учреждениям. Фактически поля орошения стали в современном понимании промышленным агрокомплексом, на котором осуществлялась не только очистка сточных вод, но и утилизация их ценных для природы и человека компонентов: углеродсодержащих предшественников гумуса и биогенных элементов.

 В.Р. Вильямс был, пожалуй, самым видным российским ученым с мировым именем, стоявшим у самых истоков создания московской инженерно-технологической школы. Прямой продолжатель идей и работ основоположника русского почвоведения  В.В. Докучаева по окончании Петровской сельхозакадемии (ныне Московская сельскохозяйственная академия имени К.А. Тимирязева) в течение трех  лет работал в лабораториях Л.Пастера и других видных ученых того времени. В Петровской академии В.Р.Вильямс заведовал кафедрой общего земледелия, почвоведения, впоследствии стал ректором академии, с 1 февраля 1931 года стал академиком АН СССР по отделению математических и естественных наук (почвоведение). Является автором около 450 научных работ. 

Рис. 9. В.Р.Вильямс — русский и советский почвовед-агроном

stok8.viliams

В историю развития московской инженерно-технологической школы В.Р.Вильямс вошел как непосредственный участник проектирования, строительства и эксплуатации Люблинских полей орошения. Свой первый практический опыт по транспортировке и дренированию вод он во многом приобрел на орошаемых лугах Петровской академии. Его работа на тему очистки сточных вод «Отчет по осмотру полей орошения в некоторых городах Европы» была опубликована 1898 году и обобщала опыт проектирования и эксплуатации полей орошения в европейских странах. Печатные работы ученого были основаны не только на материалах, которые ему предоставляли работники обследуемых объектов, но и на собственных исследованиях и измерениях. Так, В.Р.Вильямсом были отобраны, и проанализированы образцы почв полей орошения Парижа, Данцига, Брауншвейга, Берлина, Оксфорда и Хитчина. При сравнении с подмосковными образцами это позволило ему сформулировать требования к оптимальным видам орошаемых почв и классифицировать их пригодность для очистки сточных вод. В том же году он пишет записку «О возможности заражения почвы через стыки канализационных труб», которая будет опубликована для широкой научной общественности только в 1941 году. В ней он формулирует основные проблемы, которые могут быть связаны с транспортировкой стоков по ветхим и проницаемым трубам, практическими примерами доказывает, что при нормально уплотненном грунтовом слое и отсутствии размыва вокруг проницаемой канализационной трубы эксфильтрация  не наблюдается, и заражение почвы не происходит. В рамках данной статьи мы не можем уделить достаточно строк, чтобы оценить заслуги Василия Робертовича перед нашей специальностью. Поэтому автор настоятельно рекомендует специалистам в нашей области и студентам ознакомиться с уникальным изданием 1941 года, в котором многие его работы, посвященные полям орошения, были опубликованы впервые. Что еще хотелось бы отметить в фигуре В.Р.Вильямса, на наш взгляд, абсолютно типичной для московской инженерно-технологической школы, так это то, что он не был абстрактным ученым, стоящим в стороне от эксплуатационной практики, дающим «советы постороннего». Исследования, написание трудов он совмещал с руководством эксплуатацией Люблинских полей орошения, на которых 14 лет заведовал сельскохозяйственным отделом [[14]].

Представляет интерес то, как В.Р.Вильямс характеризовал качество очищенной воды, достигаемое при правильной эксплуатации полей: «из дренажа …вытекала вода, настолько обезвреженная, что ее безбоязненно можно было пить (что и делали врачи, посетившие поля в текущем году)…». Вполне естественно, что с позиций сегодняшних представлений об эпидемической безопасности такой подход однозначно неприемлем, и можно выразить большое сожаление по поводу своеобразных методов, используемых врачами в 1900 году для оценки качества очищенной сточной воды. Тем не менее, сам факт использования очищенной воды для питья свидетельствует о ее высоком качестве, как минимум, по органолептическим показателям.

Внимания специалистов заслуживают данные отчета Московской городской управы за 1903 год. В отчете показано, что перманганатная окисляемость при обработке на полях фильтрации снижалась с 41,4 до 0,8 мг/л, концентрация аммония - с 110,4 до 4,3 мг/л, при этом нитраты с практически нулевых значений возрастали до 52,4 мг/л, а фосфаты снижались с 20,0 мг/л до следовых концентраций.

Это прекрасный результат, отдельным показателям которого позавидовали бы многие службы эксплуатации очистных сооружений в мире. Результаты анализов качества очищенной воды свидетельствуют о глубокой нитрификации, которую и сегодня не так просто обеспечивать на современных сооружениях, оснащенных средствами автоматизации. Неувязка в балансе азота указывает на активное прохождение денитрификации. Практически полное удаление фосфатов свидетельствует об их связывании в нерастворимый фосфат железа при фильтрации через торфяные пласты или поглощении глинистыми частицами, которые в основной массе слагали почвы Люблинских полей фильтрации.

 Следует отметить, что благодаря своей высокой эффективности, поля орошения и поля фильтрации и сегодня применяются для очистки небольших объемов сточных вод. При этом современная модификация полей орошения называется искусственными ветландами (Constructed Wetlands) [[15]], а поля фильтрации используются для доочистки сточных вод как финишная обработка на сверхмалых очистных сооружениях малоэтажной застройки. Обработка стоков на полях орошения и полях фильтрации сочетает в себе как механические, так и биологические и физико-химические методы очистки воды. Механическая очистка от взвеси происходит в процессе просачивания (фильтрации) воды через комковатый почвенный слой и частички грунта. Тут же проходит и физико-химическая очистка, за счет которой в слое почвы остаются коллоиды и ионы. Биологическую очистку от соединений углерода проводят почвенные бактерии-гетеротрофы, которые окисляют органическое вещество, задержанное в фильтрующем слое, а также пребывающее в состоянии истинного раствора. Автотрофы окисляют растворенный аммонийный азот. Те же виды бактерий, что осуществляют окисление углерода, восстанавливают нитраты и нитриты до молекулярного азота в процессе денитрификации.

До 1914 года (начало первой мировой войны) нагрузка на поля орошения ежегодно возрастала на 10% в год. В результате сначала часть территории, а затем практически все занимаемые орошаемыми полями площади были переведены в режим работы полей фильтрации. В это время поля фильтрации стали называть полями «перемежающейся» фильтрации. С течением времени сложно произносимое прилагательное «перемежающийся» исчезло из употребления, а путаница в терминах только началась. Ее отголоском стали несуществующие в природе «поля аэрации», которыми некоторые журналисты и блогеры до сих пор называют иловые площадки Люберецких и Курьяновских очистных сооружений.

В Москве вынужденный переход в режим работы перемежающейся фильтрации привел к тому, что орошаемые растения на полях больше не выращивались, и орошаемая часть полей стала выполнять исключительно функцию очистки стоков. Анализ работы полей, проведенный К.К.Барсовым и К.Н.Корольковым, свидетельствует, что в период 1914-1919 гг. «поля использовались только как поля фильтрации» [[16]].

В 1919-1921 гг. на территориях полей массово высаживаются неорошаемые культуры, а очистка воды производится в специальных прудах. При этом избыток неочищенный воды через временные отстойники сбрасывается в реку. После окончания гражданской войны работа полей фильтрации восстанавливается, однако как перспектива дальнейшего развития московской канализации они уже не рассматриваются. Это было связано с основным недостатком этих сооружений - чрезвычайно низкой удельной окислительной мощностью. Производительность полей в пересчете на площадь, занимаемую очистными сооружениями, крайне низка, что и явилось в свое время стимулом для разработки новых, более интенсивных  систем очистки сточных вод больших городов (рис. 11, 12).

stok11.vesna

 Здесь следует отметить, что поля орошения и поля фильтрации в терминах развивающейся московской инженерно-технологической школы относятся к сооружениям естественной биологической очистки. К тому же типу относятся поля перемежающейся фильтрации. Возвращаясь к термину «перемежающаяся фильтрация», отметим, что это направление очистки стало активно изучаться в 1886 году в американском штате Массачусетс по заказу местного Совета народного здоровья. Фактически это были первые в мире поля фильтрации. В опытах изучалась эффективность различных почв, в особенности песчаных, при очистке сточных вод с периодическим напуском. По результатам этих опытов в 1890-1892 гг. на опытной станции механической очистки стоков Лондона (Barking) исследования были продолжены, но уже с применением фильтров, загруженных коксом и кусками обожженной глины.

Таким образом, был сделан первый шаг к искусственным биореакторам – затопленным биофильтрам со стационарной загрузкой (contact bed). На основании данных исследований в 1895 году главный химик Лондонского графства создает первую в мире станцию с затопленными биофильтрами в городке Сэттон (Sutton). Сточная вода без предварительной очистки направлялась на двухступенчатые затопленные биофильтры, загруженные коксом, работающие в режиме периодического залива. Фильтрат после искусственной биоочистки подавался в поля фильтрации.

Биофильтры с периодическим заливом или «биофильтры периодического действия» представляли собой биореакторы с искусственным дренажем и насыпным слоем дробленого материала: гравия, шлака, кирпича или кокса (рис. 13). Биоочистка на этих сооружениях происходила циклично. Перед заливом воды поровое пространство загрузки естественным образом насыщалось воздухом, обеспечивая подачу кислорода в биопленку, прикрепленную к зернам фильтрующего материала. При заливе бактерии биопленки получали доступ к субстрату и производили его окисление. За счет адгезии и сорбции субстрата к биопленке он фиксировался на ней, а при сливе абсорбированные на биопленке вещества продолжали окисляться одновременно с доступом новых порций кислорода воздуха. Опыт работы Сэттонских фильтров вызвал огромный интерес инженеров и технологов, и следующим шагом в их развитии стали биофильтры с непрерывным капельным распределением воды по фильтрующей загрузке. Такие установки были построены в Salford (1893 г.) и Bristol (1895 г.), что положило начало применению капельных биофильтров (percolation bed) с аэрацией за счет естественной конвективной циркуляции воздуха через толщу загрузки.

Проведенные исследования дали возможность развития практического применения методов биологической очистки как в естественных, так и в искусственных условиях. Так в
1908 году 55 городов Германской империи эксплуатировали поля орошения, 7 городов - поля фильтрации с искусственным основанием [16]. В 21 городе сточные воды сбрасывались на поливные луга. Порядка 200 городов очищали сточные воды на сооружениях механической очистки, а 72 города имели искусственную биологическую очистку. В Англии к 1907 году 284 города, имевших канализацию, применяли биологическую очистку на биофильтрах с периодическим заливом воды.

ris7одобное  распространение  новых  очистных  сооружений  вызвало  необходимость всестороннего  научного  изучения  вопроса  очистки  сточных  вод.  Для  этой  цели  в  1898  году  в Англии  была  учреждена  специальная  «Королевская  комиссия  по  очистке  сточных  вод».

Комиссия  выпускала  доклады  по  техническим,  санитарным  и  экономическим  аспектам различных методов очистки сточных вод. В работе Королевской комиссии принимали участие видные ученые того времени, включая всемирно известного немецкого микробиолога Роберта Коха. Слева на рис. 8 – септик-танк, посередине – первичные окислители, справа частично видны вторичные окислители; жидкость разводится по поверхности материалов бороздками.

kohh

Рис. 8. Heinrich Hermann Robert Koch, немецкий микробиолог

Для  развития  методов  очистки  сточных  вод  в  1901  году  в  Германской  империи  на средства городов и правительства был создан «Исследовательский институт по водоснабжению и  очистке  сточных  вод  в  Берлине».  К  сожалению,  в  1999  году  институт  прекратил  свое существование, став одним из подразделений Федерального агентства окружающей среды ФРГ.

Активное изучение новых методов очистки сточных вод в Европе и США не могло не привлечь  внимания  российских  ученых  и  инженеров.

Одним  из  результатов  такого  интереса явился  доклад  инженера  Платса  из  Одессы  в  1901  году  на  русском  водопроводном  съезде  о биологической очистке сточных вод. Съезд, признавая преимущества этого метода в экономии земли  под  очистные  сооружения,  выразил  пожелания,  чтобы  «Городские  Управления производили дальнейшие исследования этого метода» [17]. В соответствии с решением съезда, в  октябре  1903  года инженер  М.И.Биман,  заведующий  строительной  частью  Московских  полей орошения, представил в городскую Управу докладную записку, в которой одним из вопросов был биологический способ очистки. Для его решения он предлагал направить специалистов за рубеж.  Как  вариант  внедрения  предлагалось  рассмотреть  круглогодичную  биофильтрацию  с  применением очищенной воды в летний период для орошения полей «в целях культивирования растений». Собственно, это была калька с самого первого английского применения биофильтров  в  1895  году в  городке  Sutton.  В  завершенеи  своего  доклада  инженер  М.И.Биман  сформулировал  основной современный принцип выбора технологии очистки сточных вод: «В каждом городе, желающем  устроить  обезвреживание  по  биологическому  способу,  следует  сперва  произвести опыты в этом направлении, так как успех зависит вполне от состава воды и от других местных условий». Это заявление абсолютно  актуально и на сегодняшний день. 

В 1904 году состоялась  поездка М.И.Бимана и В.Р.Вильямса по европейским городам.

В течение  двух месяцев ими была обследованы 16 биологических станций в Париже, Вене, Берлине,  Гамбурге,  Шарлоттенбурге,  Манчестере  и  др.  Отчет  о  поездке  был  опубликован  в 1906  году в  виде  отдельного  издания  [18].  В  отчете  были  сформулированы  основные  мнения зарубежных  специалистов,  подкрепленные  конкретными  примерами,  в  отношении технологических  операций,  обеспечивающих  эффективность  биологической  очистки.

Рассмотрев  материалы  отчета  глазами  современного  технолога,  можно  сказать,  что  из материалов  поездки  неизбежно  следовала  необходимость  строительства  пилотных  очистных сооружений для изучения методов искусственной биологической очистки. Оптимальная схема для пилотных испытаний в то время должна была выглядеть так: механическое процеживание  через  решетки,  эффективное  отстаивание  с  перегниванием  образующегося  осадка  (осадок компостируется  совместно  с  торфом),  биофильтрация  (рис.  9),  а  затем  третичная  очистка  на зернистых фильтрах или полях фильтрации. Интересный факт, свидетельствующий о глубокой связи  времен  в  нашей истории.  В  отчете  приведено  мнение  доктора  Фаулера  из  Манчестера:  «Мнение многих, что биологический способ - простая вещь и не требует контроля, ошибочно.  Если желательно получить не только «официальные» результаты, но и действительно очистить  воду, то биологический способ требует самого тщательного контроля на всех своих ступенях».

Воистину, и сегодня хочется безоговорочно согласиться с доктором Фаулером из далекого как во времени, так и в пространстве Манчестера 1904 года.

Строительство первого пилотного сооружения в Москве началось в ноябре 1903 года по ходатайству  инженера  М.И.Бимана.  Станция  состояла  из  пилотного  капельного  биофильтра.

Главная  задача,  которая  была  поставлена  перед  исследованиями: выявление  возможности биологической  очистки  сточных  вод  в  зимний  период.  Представляет  интерес  тот  факт,  что исследования  биологической  очистки  практически  одновременно  (в  1903  году)  начались  в Царском селе, в котором С.К.Дзержговский построил опытную станцию. Опыты по биоочистке проводились на воде от казармы дворцовых гренадер. Для опытов были построены пилотный септик-тенк, 2 капельных биофильтра со шлаковой загрузкой и песчаный фильтр. Для изучения работы пилотной станции из Москвы была направлена делегация во главе с профессором В.Р. Вильямсом.  Из  поездки  московских  специалистов  в  Царское  село  (сразу  после  революции Д.Село – Детское село) был сделан вывод о том, что при вполне удовлетворительном качестве очистки  воды  технология  биоочистки  требует  дальнейшего  изучения.  Главным  выводом  из поездки  и  приобретенного  собственного  опыта  было  признание  того,  что  «за  биологическим способом есть вероятие признать  большую будущность, что исследование этого способа при наших климатических условиях весьма желательно».

Анализ  опубликованных  работ  ученых  показывает,  что  в  начале  20  века  российская инженерно-технологическая  школа оперировала весьма современным понятийным аппаратом, в ней уже тогда четко понималась роль отдельных стадий очистки сточных вод. Механической очистке  отводилась  роль  удаления  грубодисперсных  примесей  (отбросов)  и  взвешенных веществ.  Биологическая  очистка  применялась  для  растворенных  веществ,  что  полностью соответствует современным представлениям. При этом биологическая очистка считалась «тем рациональней  и  тем  выполнимее,  чем  полнее  выделены  из  сточной  воды  нерастворимые вещества»  [5].  Под  биологическим  способом  в  данном  случае  понимается  искусственная биологическая  очистка.  Примерно  с  этого  периода  и  далее  до  наших  дней  включительно  термин  «биологическая  очистка»  применяется  исключительно  к  искусственным  сооружениям: биофильтрам,  биокоагуляторам,  регенераторам,  аэротенкам,  современным  биореакторам  всех видов и типов.

9biofiltr

В  нашей  статье  мы  уже  упоминали  английский  опыт  создания  комиссий, объединяющих  ученых  и  инженеров  разных  отраслей  знания  для  решения  практических  вопросов очистки сточных вод. 

В  Москве  для  проектирования,  строительства  канализации  и  координации  научных  исследований также создавались комиссии. Одной из первых была «Комиссия по надзору за  устройством  нового  водопровода  и  канализации  в  г.  Москве».  Для  изучения  новых, интенсивных  методов очистки сточных вод в 1904 году при Московской городской управе была создана  новая  «Комиссия  по  производству  опытов  над  очисткой  вод  биологическими  фильтрами». 

Дальнейшее  развитие  показало,  что  эта  форма  организации  работ  в  виде временной комиссии возможна только на начальном этапе. Сложность и широта стоящих задач, которые были выявлены уже после пуска первой очереди городской канализации, потребовали  создания  постоянно  действующей  структуры,  занимающейся  координацией  и  проведением научно-исследовательских работ по перспективным направлениям.

Однако Городская Дума не  сразу  поддержала  такое  решение,  несмотря  на  активное  лоббирование  вопроса  А.А. Семеновым  (тогда  его  должность  писалась  так  -  Главный  Инженер  по Канализации г. Москвы).

На  следующем  этапе  была  сформирована  постоянно  действующая  структура  под  названием «Комиссия по изучению биологического метода очистки сточных вод», в некоторых  источниках ее так и называют  «Постоянная Комиссия…».

Обращаем внимание на изменение  названия  Комиссии.  Если  первая  была  «по  надзору  за  устройством»,  т.е.  в  современной  формулировке  «по  надзору  за  строительством»,  то  вторая  «по  изучению  биологического  метода».

10npolyaКомиссия объединила представителей различных научных дисциплин: профессоров В. Р.  Вильямса  (почвовед),  С.  П.  Лангового  (химик),  Г.  Н.  Габричевского  (бактериолог),  Н.  Н. Худякова  (бактериолог),  Я. Я.  Никитинского  (микробиолог);  членов  Пироговского  общества, врачей  С.  М.  Картамышева  и  М.  Ф.  Соснина,  работавших  в  тесном  взаимодействии  с  представителями  технических  служб  городского  управления  [19].  Таким  образом,  была  обеспечена  тесная  связь  научных  изысканий  с  эксплуатационной  практикой. 

При  этом  созданная Комиссия не была формальным бюрократическим органом, принимающим решения  на основе умозрительных построений. Для ее работы была создана экспериментальная база на  Нижних  полях  в  Люблино  в  виде  пилотной  станции  очистки  сточных  вод  (рис.  10). 

В  миниатюре  станция  представляла  собой  набор  сооружений,  внедрение  которых предусматривалось в будущем на городских очистных сооружениях: песколовку, септик, биофильтры, опытные поля орошения и дезинфекционный бассейн. Было построено 32 малых экспериментальных  биофильтра,  оснащенных  впоследствии  самым  передовым  на  то  время оборудованием (рис. 11, рис. 12). Исследования на станции были начаты в октябре 1905 года. 

В  1919  году  станция  была  модернизирована,  на  ней  были  установлены  пилотные  аэротенки,  сконструированные  по  английскому  и  американскому  типу  [8].  Для  контроля  за  работой сооружений пилотной станции была создана химико-бактериологическая лаборатория.  Все  это  обеспечило  работу  ученых  в  лабораторных  условиях  и  на  пилотных  сооружениях  в максимальном приближении к изучаемым субстратам. В то же время сами поля орошения стали огромным  полигоном  для  проведения  исследований.  Так  был  заложен  фундамент  развития  российской  научной  инженерно-технологической  школы,  ориентированной  на  решение проблем московской канализации.

12filtrsquar

В основе любой научной школы лежит понятийный аппарат, специфический язык на котором  общаются  ученые  и  инженеры  конкретной  специальности.  Годы  становления московской канализации во многом сформировали набор понятий, которыми мы пользуемся до сих пор. Причем многие знания обгоняли свое время. Мало кто из технологов-практиков моего поколения,  формировавшихся  в  70-80  годы  20  века,  уделял  внимание  таким  процессам  как нитрификация  или  денитрификация,  поскольку  основными,  массовыми  сооружениями  того времени  были  сооружения  полной  биологической  очистки,  ориентированные  на углеродокисление,  а  не  удаление  азота.  Однако  именно  в  начале  20  века  были  четко сформулированы  современные  понятия  биологической  очистки  от  азота,  которая  происходит путем последовательных реакций нитрификации и денитрификации в специальных зонах. Было введено  в  практику  очистки  стоков  понятие  аэробной  и  анаэробной  зоны,  а  также  выявлен механизм  влияния  каждой  из  зон  на  валовое  содержание  азота,  установлено,  что  состав очищенной  воды  зависит  от  времени  пребывания  в  этих  зонах.  Только  в  отличие  от современных  биореакторов  со  свободно  плавающим  илом,  зонирование  рассматривалось  в приложении к слоям почвы, заселенным микроорганизмами на полях фильтрации.

11filtr

В  наше  время  к  науке,  научной  деятельности  сложилось  прохладное  отношение.
Появилась  иллюзия,  что  коммерческие  компании  могут  решить  все  проблемы,  связанные  с очисткой сточных вод, и для принятия решения о выборе метода и технологии очистки стоков достаточно в мировом технологическом супермаркете выбрать понравившийся товар по цвету и запаху.  На  этот  счет  представляет  интерес  свидетельство  профессора  Одесского политехнического  института,  заведующего  санитарно-технической  секцией  кафедры инженерных сооружений В.Ф.Иванова, сделанное в условиях рыночной экономики начала 20 века  [8],  который  в  предисловии  к  своей  работе  в  1914 г. писал: 
"При  разрешении  вопросов очистки  сточных  вод  не  следует  применять  во  что  бы  то  ни  стало  патентованных  способов, настойчиво  выдвигаемых  представителями  заинтересованных  фирм.  Подобно  тому,  как  не существует панацеи от всех болезней, так же не существует и одного способа очистки сточных вод,  который  бы  a  priori  был  пригоден  для  любого  конкретного  случая.  Наоборот,  выбор способа очистки должен быть строго сообразован с местными условиями. При таком решении может получиться, что для данного случая может быть применено несколько способов; тогда остается произвести выбор способа уже исключительно по экономическим соображениям".

Биологическая  очистка  стала  центральным  стержнем  работы  Комиссии.  Однако  на этом  ее  работа  не  заканчивалась.  Уже  в  середине  19  века,  по  мере  строительства канализационных  коллекторов  становилось  ясно,  что  сточные  воды  больших  городов становятся  основными  загрязнителями  поверхностных  водоемов  -  приемников  сточных  вод.

Поэтому одновременно с работами по развитию структуры канализации в конце 19 века  при рассмотрении  проекта  первой  очереди  Московской  канализации  в  Министерстве  путейсообщения  Российской  империи  была  сформулирована  необходимость  работ  по  контролю  за состоянием  воды  р.  Москвы.  Тогда  впервые  был  поставлен  вопрос  о  систематических исследованиях речной воды в месте выпуска сточных вод полей орошения, а также в 10-15 км ниже выпуска. Систематические анализы качества очищенной и речной воды в створах выше и ниже выпуска были начаты в 1903 г. В дальнейшем эта работа проводилась под руководством и с личным  участием С.Н.Строганова, Н. Г. Захарова, В. А. Лазарева и  В. Г. Савича и других ученых. Позднее в 20 веке эту работу будут последовательно проводить три Натальи: Наталья Максимовна Попова, Наталья Михайловна Козлова и Наталья Михайловна Щеголькова.

В 1914 году Комиссия была преобразована в «Совещание по очистке сточных вод».

При этом были расширены функции этого органа, охватывая самые разнообразные области канализации как системы. Изучались проблемы канализационной сети, насосных станций, методы очистки сточных вод, методические аспекты проведения контроля качества воды, обследовались водоемы-приемники сточных вод. Сегодня нам сложно представить, как страна, пережившая мировую войну и братоубийственную революцию, создавала собственный научный и культурный потенциал. Однако фактом является то, что к концу 20-х гг. Совещание уже располагало пятью лабораториями: на Люблинских и Люберецких полях орошения, Кожуховской и Егорьевской станциях очистки сточных вод, а также Спасской сливной станции.

Были сформированы новые Отделения - почвенно-гидрологическое, физико-химическое и геофизическое. Все специалисты лабораторий имели высшее университетское образование по различным специальностям: химия, физхимия, бактериология, гидробиология, почвоведение,гидрология, геофизика и даже рыборазведение. В составе этих подразделений работали С.Н. Строганов, Н.А. Базякина, К.Н. Корольков, ставшие фактическими основателями современной российской школы биологической очистки сточных вод. Вплоть до создания в 1929 г.

Исследовательского института по вопросам гражданского строительства при Научно-техническом управлении ВСНХ СССР, Совещание оставалось единственным в стране научно-практическим подразделением, осуществляющим исследования и экспериментальные испытания технологических решений в области очистки сточных вод. Поскольку важнейшей составной частью научной среды и основой для развития национальной инженерной школы является обмен научной и практической информацией, начиная с 1922 г. регулярно издавались «Труды Совещания по очистке сточных вод». При этом характерной особенностью издаваемых материалов было наличие в них рефератов на английском языке, что давало возможность донести до международной научной общественности исследования российских (в то времясоветских) ученых. Всего за период 1922-1928 гг., за 6 лет было выпущено 10 сборников исследовательских работ.

Сегодня для многих менеджеров весьма высоких уровней управления понятия "научная работа",  "сборники  статей"  ассоциируются  с  некими  горами  бессмысленной  бумаги,  которые существуют  только  для  того,  чтобы  удовлетворять  тщеславие  научных  работников.  Автору очень хотелось бы развеять такое несправедливое представление на конкретных исторических примерах. Исследовательские работы, проведенные в период с 1909 по 1924 г. легли в основупринципиально  новых  высокопроизводительных  очистных  сооружений:  аэротенков-коагуляторов  с  регенераторами  и  аэрофильтрами,  внедренными  на  Кожуховской  станции аэрофильтрации (Рис. 13, Рис. 14, Рис. 15) (проектная мощность 36900 м 3 /сут). 

Рис. 13. Строительство Кожуховской станции аэрофильтрации

Рис. 14. Здание Кожуховской станции аэрофильтрации

Рис. 15. Кожуховская станция аэрофильтрации. Общая панорама сооружений. 

Технологические  решения,  заложенные  в  этих  сооружениях,  были  поистине революционными  для  СССР.  На  первом  этапе  биологической  очистки  после  механической очистки  на  решетках,  песколовках  и  первичных  отстойниках  вода    очищалась  в  аэротенках-коагуляторах со временем пребывания 15 мин (Рис. 16). 

16shema aerotenРис. 16. Технологическая схема первых московских промышленных очистных сооружений: схема Кожуховской станции аэрации [20].

 

Р
Рис. 17. Поперечный разрез аэротенка-коагулятора Кожуховской станции 

В  этих  сооружениях  осуществлялся  процесс  коагуляции  и  флокуляции  коллоидов экзополисахаридами,  выделяемыми  бактериями  активного  ила,  с  последующей  сорбцией взвешенных  веществ  флокулами  активного  ила  (Рис.  17).  Активный  ил  из  коагуляторов поступал в отстойники, отделялся от воды и затем направлялся в регенераторы, где окислялось адсорбированное  органическое  вещество  (Рис.  18,  Рис.  19,  Рис.  20).  Регенерированный  ил возвращался в аэротенки-коагуляторы. Такое решение восходит к американским технологиям с регенераторами активного ила, которые были внедрены на станциях аэрации в городах штата Техас: Хьюстоне (1917 г.) и Шермане (1919 г.) [8]. Очищенная в аэротенках с регенераторами вода  американских  городов  без  доочистки  сбрасывалась  в  реку.  В  отличие  от  прототипа, технологическая  схема  Кожуховской  станции  предусматривала  подачу  очищенной  в коагуляторах воды на вторую ступень биоочистки в аэрофильтрах. Конструкция аэрофильтров была разработана в 1916-1917 годах профессором С.Н.Строгановым, химиком Н.А.Базякиной и инженером И.Г.Поварниным. 

Рис. 18. План-схема аэрофильтров Кожуховской станции аэрофильтрации

Рис. 19. Разрез через вторичные отстойники и аэрофильтры Кожуховской станции

Рис. 20. Работа аэрофильтов Кожуховской станции

Автор:
Козлов Михаил Николаевич, кандидат технических наук, начальник управления новой техники и технологий АО «Мосводоканал».

105005, Москва, Плетешковский пер., д. 2. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Автор выражает свою признательность коллегам, которые помогали ему в этой работе: Вере Георгиевне Асеевой, Марине Владимировне Кевбриной, Александру Геннадьевичу Дорофееву и Юрию Александровичу Николаеву.

Литература:

1Яковлев С. В., Карелин Я. А., Жуков А. И. и др. Канализация. 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Стройиздат, 1975. — 632 с.

[2] Lemann, Martin F. Waste Management. International Academic Publishers, Bern, 2008

[3] Иванов В.Ф. Очистка городских сточных вод [Текст] :385 черт. И 78 табл. в тексте : Пособие для инженеров, студентов, техников и санитар. врачей /В. Ф. Иванов, проф. Одес. политех. ин-та, зав. санитар.-тех. секцией исслед. кафедры инженер. сооружений. – 2-е изд., доп. – [Одесса] : Од. Отдел науч.-тех. упр. ВСНХ УССР, 1929. – 510, II : ил..

[4] Енш А.К. Канализация городов и очистка сточных вод. Отчет о поездке в 1901-1902 за границу  / Гражд. инж. А.К. Енш. – Санкт-Петербург: тип. журн. «Строитель», 1903. – VIII, 223 с. :табл., черт., из них 3 л. табл., черт.  

[5] Данилов Ф.А. Биологическая очистка городских домовых и фабричных сточных вод : Теорет. основания биол. метода и практ. данные для расчета биол. сооружений / Сост. инж.-техн. Ф.А. Даниловым. - 2-е изд., испр. и знач. доп. - Москва: тип. «Печ. Дело», 1912. - [2], VI, 399 с., [2] л. черт.: ил., черт

[6] P.M.Berthouex, D.F.Rudd Strategy of pollution control. John Wiley and Sons, 1977

[7] Бертокс П., Радд Д. Стратегия защиты окружающей среды от загрязнений. Издательство «Мир», Москва 1980, 606 с.

[8] Иванов В.Ф. Очистка городских сточных вод [Текст] : 385 черт. И 78 табл. в тексте: Пособие для инженеров, студентов, техников и санитар. врачей / В. Ф. Иванов, проф. Одес. политех. ин-та, зав. санитар.-тех. секцией исслед. кафедры инженер. сооружений. – 2-е изд., доп. – [Одесса] : Од. отдел науч.-тех. упр. ВСНХ УССР, 1929. – 510, II : ил.

[9] Вильямс В.Р. Сочинения [Текст] / В. Р. Вильямс. - Москва: Сельхозгиз, 1941. - 2 т.; 27 см. Т. 2: Поля орошения [Текст] : (1897-1912). - 1941. - 414 с.; 10 л. фронт., план. : ил., фронт., план.

[10] Моргулев М. А. Канализация города Киева и принципы ее сооружения: [Чит. В Механико-строительном отд. киевск. отд-ния Рус. техн. о-ва] / [Соч.] М. Моргулева. – Киев: лито-тип. т-ва И.Н. Кушнерев и К° в Москве, Киев. Отд-ние, 1899. – 48 с., 3 л. Ил.

[11] Абрагамсон А.А. Канализация Парижа / [Соч.] Инж. А.А. Абрагамсона. - Киев : лито-тип. т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1901. - 16 с., 1 л. черт.: табл.

[12] Канализация города Одессы. Одесса, "Славянская" типография Е.Хрисогелос, улица Кондратенко, д.№8, 1913.

[13] Описание канализации города Москвы, района 1-й очереди с приложением атласа чертежей  [Текст] / сост. инж.: Н. А. Алексеевым, И. Н. Березовским, М. И. Биманом [и др.] ; под ред. инж. А. А. Семенова. – Москва: гор. тип.,  1912. -  Т.1 -  [8] с.,  311 с.:  ил.

[14] Сельскохозяйственная энциклопедия. Т. 1 (А - Е)/ Ред. коллегия: П. П. Лобанов (глав ред) [и др.]. Издание третье, переработанное - М., Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949, с. 620

[15] Wetlands and Natural Resource Management Jos T. A. Verhoeven, Boudewijn Beltman, Roland Bobbink, Dennis F. Whigham Springer-Verlag Berlin Heidelberg 2006

[16] Барсов К.К., Корольков К.Н. Работа очистительных сооружений Люблинских полей фильтрации за 1914-1923 гг. / К. К. Барсов, К. Н. Корольков. - Москва : 8-я тип. «Мосполиграф», 1928. - 120 с. : портр., диа-, картогр. - (Труды совещания по очистке сточных вод, состоящего при Управлении канализации М.К.Х/ Моск. коммунальн. хоз-во/. Под ред. председ. совещания инж. Я. Я. Звягинского. 1928 г. Вып. 10).

Moscow engineering and technological school of wastewater treatment-137 years of development

Water supply and Sewerage are one of the fundamental achievements of mankind, which largely determined the possibility of the formation of large urban agglomerations and formed our current life as it is. Now it is difficult to imagine that the sustainable development of large settlements of millions of people in their modern form would be simply impossible without a normally working water supply and Sewerage. In turn, the creation of these life support systems would be impossible without the development of science and technology.

Keywords: water supply, Sewerage, water supply, history of development, science, technology.

Kozlov Mikhial Nikolaevich, candidate of technical Sciences, head of Department of new equipment and technologies of JSC Mosvodokanal. 105005, Moscow, Pleteshkovsky lane, 2. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Просмотров: 2622
Оставьте ваш комментарий
Новости
От первого лица
Мирон Гориловский, генеральный директор Группы «ПОЛИПЛАСТИК»:
«В наших реалиях качество поставляемой продукции должен контролировать заказчик»
В последнее время предприятия водопроводно-канализационного хозяйства и теплоснабжения все активнее применяют при строительстве и реконструкции сетей водоснабжения, канализации и теплоснабжения...
Компании
14.06.2019
Бывшего директора МУП «Водоканал» г. Сочи осудили на полтора года заключения в колонии-поселении
Центральный районный суд г. Сочи приговорил бывшего директора МУП «Водоканал» г. Сочи Сергея...
14.06.2019
ООО «ОмскВодоканал» отсудил у ООО «ИСК «Домостройомск» около 10 млн. руб.
Арбитражный суд Омской области принял решение о выплате ООО «ИСК «Домостройомск» в пользу ООО...
14.06.2019
«Квадра» инвестирует в развитие теплоснабжения Липецкой, Орловской и Тульской областей 7,62 млрд руб.
В ближайшие пять лет объем инвестиций ПАО «Квадра» в развитие теплоснабжения Липецкой, Орловской и...
Проекты
Новые статьи
Выставки/Конференции